Святитель Иннокентий Одесский

Святитель Иннокентий Одесский

В древней части города Ельца Орловской губернии, на склоне красивой возвышенности у берегов небольшой речки Ельчик, впадающей в реку Сосну, в доме священника Алексия Борисова 15 декабря 1800 года родился мальчик.
Это был последний, четвертый ребенок в семье о. Алексия. В святом крещении сын получил имя Иоанн. Ему суждено было стать великим светильником Церкви Христовой, знаменитым архипастырем и богословом.
Родился будущий святитель от «благочестивого кореня», когда еще бережно хранился патриархальный уклад Святой Руси, так животворно действующий на душу человека.
С первых дней жизни младенец был слаб здоровьем, и это сказалось в последние годы святителя. Физическое развитие его шло туго и медленно, но Господь богато одарил Своего избранника к великой пользе святой
Церкви.
Первым основам своей духовной жизни Иоанн обязан родителям: отцу – священнику и матери Акилине Гаврилов не, урожденной Лубеновской, глубоко религиозной православной русской женщине.
Дом, где жил Иоанн Борисов, был для него домашней церковью, его первым духовным вертоградом. Промысл Божий о нем, как о святом и необычном человеке, сказался еще в детстве. Отрок выделялся такими качествами, как любовь к чтению и слышанию слова Божия, к проповеди,
звучащей с амвона Свято-Успенской церкви, в которой служил его отец, что вызывало в душе Иоанна ответные чувства, стремление к служению Богу. С детства проявился в нем Божий «дар слова». В нем жила горячая любовь к храму Божию и богослужению. Вследствие этого в нем воспитывались и умножались такие редкие добродетели, как молитва и непрестанная духовная бодрость, которые явились источниками поддержки и ободрения в трудных обстоятельствах не только для него самого, но и для его будущей паствы.
Здесь сказалось и доброе воспитание родителей, постаравшихся, несмотря на бедность, воспитать в нем высоконравственный характер, недоступный приступам уныния и мирской печали, сумевших возрастить в своем богодарованном сыне святое благочестие.
Домашнее воспитание и образование для Иоанна явились тем благим посевом, который, орошенный впоследствии духовным просвещением и иноческим подвигом, принес воистину сторичный плод.
В 1810 году Иоанн Борисов поступил в Воронежское епархиальное училище, но по причине постигшей его болезни он вынужден был оставить учебу.
16 октября 1811 года мальчик осиротел – скончался горячо любимый им отец. Елец остался в памяти Иоанна, как город его трудного детства. Оно прошло не в забавах и изнеженности. Оно прошло удивительно плодотворно. Он любил молитву и уединение. Его отличало возвышенное мировосприятие, что явилось основанием проявившегося впоследствии глубокого богомыслия. Далее его ожидало духовное просвещение.
Окончив Воронежское епархиальное училище экстерном, Иоанн поступает в Орловскую духовную семинарию, которая в 1819 году была им блестяще окончена. Об уровне познания юного Борисова говорила пометка в семинарском аттестате – «исправлял должность лектора греческого языка (рачительно)».
К этому времени была преобразована Киевская духовная академия, и новый состав ее воспитанников набирался из лучших студентов семинарий. В числе таких лучших воспитанников от Орловской губернии был послан Иоанн Борисов.

В академии талант юноши окреп и развился во всей своей силе. Он не удовлетворялся тем, что давали в своих лекциях академические профессора, но, исполняя все, что от него требовалось, работал еще и самостоятельно. Он много читал. В особенности любил он заниматься составлением проповедей, которые по своим высоким качествам тогда уже
предвещали в нем будущего «Русского Златоуста».
Был он в это время как «древо, посаженное при потоках вод» (Пс. 1, 3), которое «яко кедр, иже в Ливане», впоследствии умножилось, возросло и окрепло. Познания юного Иоанна, вскоре обратившие на себя всеобщее внимание, носили не внешний, начетнический характер, а внутренний, глубокий. Иоанн упражнялся не только во внешних науках, но и в духовной науке благочестия, усовершенствования в добродетелях. Особенно много сил он отдавал в то время стяжанию смирения и борьбе со страстью уныния.
Стяжание добродетелей, а также изучения богословских наук, Священного Писания, творений святых отцов не были самоцелью для молодого подвижника, а являлись следствием пламенного желания в своей нравственной жизни подражать по заповеди апостола (1 Кор. 11, 1) Господу нашему Иисусу Христу. Поэтому неудивительно, что в 1823 году на выпускном академическом акте он прочел часть своего студенческого труда «О нравственном характере Господа нашего Иисуса Христа». Чтение столь зрелого в богословском отношении труда было признательно и сердечно воспринято присутствовавшими, а знаменитый в то время Киевский митрополит Евгений (Болховитинов) приветствовал юношу как «восходящее светило русской богословской науки», предсказанию чего суждено было сбыться в полной мере.
В 1823 году Иоанн Борисов окончил академический курс со степенью магистра богословия. Как «добрый и верный раб» (Мф. 21, 23), он многократно умножал своими трудами данный ему от Бога талант. Служителю Бога Слова надлежит хорошо знать слово Божие. Юный Иоанн знал его и владел им. Одна из причин его скорого духовного преуспеяния состояла в том, что он был не только слушателем, но и исполнителем заповедей Божиих, их делателем. А делателей Своих Господь посылает на жатву Свою.
После окончания академии Иоанн Борисов посылается в Санкт-Петербург, который был тогда центром просвещения, и назначается в августе 1823 года профессором церковной истории и греческого языка Александро-Невского духовного училища. Затем он – ректор этого училища, где
10 октября 1823 года он был пострижен в монашество с именем Иннокентий, после чего рукоположен в сан иеродиакона, а 29 декабря
– во иеромонаха.
Пострижение в монашество было следствием полученного им духовного воспитания и образования, плодом глубоких, зрелых размышлений и горячего желания отдать все свои силы, знания и способности на служение Церкви Христовой.
И действительно, с этого времени монах Иннокентий начинает сугубое аскетическое служение Богу и Его святой Церкви, служение, которое он так строго и неукоснительно исполнял в течение всей своей жизни. Свидетельствуя о высоте этого служения, современники называли его «истинным монахом, строгим подвижником», говоря, что «иноческое звание Иннокентий любил».
Еще большее впечатление на современников он производил своими благолепными священнослужениями. Свой аскетический подвиг иеромонаху Иннокентию пришлось совершать не в тиши уединенной монастырской кельи, а в непрестанных трудах и заботах внешнего свойства, что делает его подвиг не менее достойным пред Богом. В это время молодой преподаватель был определен в Санкт-Петербургскую духовную академию. Через четыре месяца он стал уже инспектором этой академии. Проходит еще четыре месяца, и о. Иннокентий утверждается в звании экстраординарного профессора. Два месяца спустя он возводится в сан архимандрита.
Такого высокого положения он достиг благодаря усердию и своей необыкновенной талантливости. «Высокий, светлый, проницательный ум, всегда богатое, неистощимое воображение, живая обширнейшая память, легкая и быстрая сообразительность, тонкий и правильный вкус, дар творчества, изобретательности и оригинальности, современнейший дар слова – все это в чудной гармонии совмещено было в нем», – так отзывается об Иннокентии его современник и его первый биограф, митрополит Макарий.
Проповеди иеромонаха, а затем архимандрита Иннокентия, появляются на страницах церковных журналов. В бытность архимандрита Иннокентия инспектором столичной духовной академии выходят его первые научно-литературные труды. Это «Жизнь святого апостола Павла», «Жизнь святого священномученика Киприана Карфагенского». Его знаменитое творение «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа» было настолько глубоко прочувствовано и передано, что могло быть написано только человеком, который шествовал по стопам Христа и чья жизнь была жизнью во Христе.
В конце своей петербургской службы в 1828 году за эти сочинения он был удостоен степени доктора богословия. 3 сентября 1829 года архимандрит Иннокентий получил докторский наперсный крест, а 12 сентября 1829 был награжден орденом св. Анны II степени, украшенным императорской короной.
В 1830 году о. Иннокентий, умудренный духовным и жизненным опытом и обогащенный знаниями, переводится в Киев на должность ректора духовной академии и ординарного профессора богословских наук, а также одновременно назначается настоятелем Киево-Братского монастыря, где
он особенно много внимания уделял богослужению и строгому исполнению устава.
В течение десяти лет своего ректорского пребывания в Киевской духовной академии, которая до того времени находилась в упадке, архимандрит, а затем епископ Иннокентий, предпринял ряд важных и полезных преобразований, среди которых прежде всего необходимо назвать отмену преподавания на латинском языке, державшем православное богословие в рабской зависимости от католического богословия, от схоластического мышления. В этом проявилась ревность архимандрита Иннокентия о Православной вере.
Кроме того, он расширил некоторые предметы, в других научных дисциплинах – значительно обновил содержание, вновь ввел экклезиологию (науку о Церкви) и церковное законодательство, что заслуживает особого внимания, так как именно с этого времени началось преподавание канонического права в духовных школах. Как ординарный профессор, о. Иннокентий преподавал в академии нравственное и основное богословие. Его живые и вдохновенные лекции производили на слушателей огромное впечатление. В качестве ректора о. Иннокентий часто посещал лекции и экзамены других профессоров. Во время этих посещений он показывал изумительную гибкость своего таланта и богатство сведений. Со студентами он обходился всегда ласково, к их недостаткам и проступкам был снисходителен и милостив. Более всего о. Иннокентий следил за проповедничеством. Заботился он и о внешнем благоустройстве академии, обогатил библиотеку, предпринял много других полезных дел. Он имел память обширную, рассудок здравый, взгляд на вещи глубокий, быстрый и всегда меткий.
Поэтому вскоре ректор академии заслужил всеобщее уважение, особенно со стороны студентов. Его любили всем сердцем и всей душой, глубоко уважали, благоговели. Нравственное влияние Иннокентия на своих сослуживцев было настолько велико и продолжительно, что любовь к нему они сохранили до конца своей жизни.
Надо сказать, что в аскетической практике подобное положение дел, то есть всеобщее уважение со стороны окружающих, высокие личные дарования и таланты молодого подвижника есть вещь обоюдоострая, ибо может удобно надмевать подвизающегося, вызывая в его душе высокоумие, тщеславие и, наконец, вершину страстей – гордость, поражающую все добродетели. Как говорит об этом преподобный Иоанн Лествичник: «Господь часто скрывает от очей наших и те добродетели, которые мы приобрели; человек же, хвалящий нас, или, лучше сказать, вводящий в заблуждение, похвалою отверзает нам очи; а как скоро они отверзлись, то и богатство добродетели исчезает». Но не таков был, по отзывам своих близких сподвижников, о. Иннокентий.
Как о нем вспоминают, он до глубины души бывал проникнут смирением и самоуничижением, в частной жизни был очень прост и невзыскателен.
Обладая высокими природными дарованиями, архимандрит Иннокентий относился к ним, как к дарам Божиим, постоянно помня слова Лествичника: «Кто возносится естественными дарованиями, то есть остроумием, понятливостью, искусством в чтении и произношении, быстротою разума и другими способностями, без труда полученными, тот никогда не получит вышеестественных благ, ибо неверный в малом и во многом неверен и тщеславен». В ответ на похвалы окружающих о. Иннокентий был прост и смирен в общении с таковыми. С простыми людьми обходился весьма человеколюбиво. В собеседовании с кем бы то ни было он никогда не позволял себе пересудов и пустых слов, никогда не осуждал ближних.
Подвижник уже в то время стяжал добродетель смиренномудрия, на которой, как на естественном основании, создавались такие его добродетели, как горячая любовь к ближним, стремление послужить им, не считаясь с собственными лишениями и неудобствами, милосердие, доброта и непамятозлобие, нестяжательность и щедрость.
О хранении себя в доброделании по евангельским заповедям говорит и то, что после знаменательного события – хиротонии его в сан епископа Чигиринского, викария Киевской митрополии 21 декабря 1836 года, с оставлением в должности ректора Киевской духовной семинарии, Иннокентий, являя собой пример истинного смирения, не изменился духовно.
И Господь, Который «гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4, 6), вознаградил раба Своего благодатными дарами, среди которых современники упоминают прозорливость, свидетельствуя, что «слова его действительно сбывались», что «прозорливость преосвященный имел
особенную».
Как «не может укрыться город, стоящий на верху горы», как «зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф. 5, 1-15), так и высокая жизнь святителя Божия говорила о необходимости служения его народу Божию.
В 1840 году владыка Иннокентий назначается на самостоятельную Вологодскую кафедру, где за год пребывания становится известным как глубокий исследователь древних вологодских рукописей.
1 марта 1841 года епископ Иннокентий перемещается на Харьковскую кафедру.
Нравственность духовенства в глазах преосвященного всегда занимала самое видное место. К преступлениям против сана Иннокентий всегда был очень строг и взыскателен. Честь и доброе имя духовенства для святителя всегда составляли одну из главных его забот. Как всегда и везде, владыка Иннокентий и в Харькове не переставал быть сострадательным человеком. Участие к горю ближнего, желание оказать помощь нуждающемуся, сострадание к страждущему были неотъемлемыми свойствами человеколюбивой, светлой и открытой души достославного архипастыря. Он был очень милостив и скор на поддержку всем, искавшим его помощи.
Управляя епархией, преосвященный особенно заботился о благолепии церковном, всюду требуя совершения уставного богослужения.
С особой силой раскрылся талант архипастыря в совершении благолепных богослужений, в которых он видел важное и могучее средство развития и поддержания в народе христианского благочестия.
Владыка также особенно заботился о процветании проповедничества среди духовенства. Лучшим образцом слова Божия являлись, прежде всего, проповеди самого святителя Христова. В харьковский период его жизни были изданы «Беседы на святую Четыредесятницу», «Падение Адамово», «беседы на Великий пост», «Слова и речи к пастве харьковской», «Три слова о зиме».
Занимаясь епархиальной деятельностью и проповедничеством, святитель Иннокентий не оставлял научно-литературных и богословско-исторических трудов. В харьковский период своей жизни он начинает заниматься гимнографией. Им слагается акафист Божественным страстям Христовым, служба и акафист святому Архангелу Михаилу. Он продолжает заниматься составлением «догматического сборника», а также историей Православия в Польше, историей русского раскола, историей иерархии. Затем он пишет сочинение «Сто глав» и готовит к изданию отдельной книгой свое творение «Голгофа или последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа».
Определением Святейшего Синода от 15 апреля 1845 года владыка Иннокентий был возведен в сан архиепископа.
1 апреля 1847 года он назначается членом Святейшего Синода, где в это время был богомудрый митрополит Московский Филарет. Своею деятельностью оба святителя приносили великую пользу Православной Церкви.
Вскоре архиепископ Иннокентий был вызван в Петербург, где 24 февраля 1848 года последовал указ о назначении его на кафедру Херсонскую и Таврическую.
«Не без горести для меня разлука с Харьковом. К Харькову привязан я многими узами веры и любви о Христе», – пишет в те дни владыка Иннокентий. Он многое сделал здесь, много полюбил. Его трудами были восстановлены Святогорский, Успенский и Ахтырский Свято-Троицкий монастыри. Он, ревнитель монашества, основал Верхне-Харьковский Николаевский женский монастырь. Прощание с монастырями, которые он всегда любил, щемило его сердце. Заботы о монастырях были проявлением аскетических духовных свойств святителя, что впоследствии явно было видно перед его кончиной.
Назначение святителя Иннокентия на Херсонскую и Таврическую кафедру было промыслительно. Церковная нива этой епархии была обширна и не возделана. Ему предстоял благодатный труд возделывания этой нивы. При нем произошло полное становление в вере населения этого края. В Одессе владыку ждали с нетерпением. Служение святителя началось в праздник Святой Троицы. Привыкший очень требовательно относиться к своим архипастырским обязанностям владыка обращал внимание на все, от мала до велика.
По внешнему тотчас заключал и о внутреннем. Входит, например, в храм, окидывает его взором и говорит: «Церковь прекрасна, да хозяина в ней не видно». Для него богослужение было средоточием всей его деятельности, всей жизни. Жители города толпами стекались внимать священнослужению и проповеди своего знаменитого архипастыря. Дар слова в нем был действительно необычным. Его златословесная проповедь поднимала духовный и нравственный уровень всей всероссийской паствы.Сила воздействия его слова была подобна силе и глубине слова святителя Иоанна Златоуста. Об особенном действии благодати Святого Духа в проповеднической деятельности, да и во всей жизни святителя, свидетельствует современник Иннокентия, строгий подвижник и аскет, преосвященный Иеремия, епископ Нижегородский, говоря: «На день Святого Духа у Иннокентия были всегда проповеди, некою особенностью отличающиеся. На день Святого Духа он начал священнослужение свое в Одесском соборе. В день Святого Духа он скончался. Духу Святому он молился молитвою святого Симеона, Нового Богослова». Благодать Святого Духа просвещала проповедника, даже как-то изменяла, просветляла его вид, что также отмечают очевидцы. Такие факты особенно ярко проявлялись во время пребывания его на Одесской кафедре.
Святитель Иннокентий первое время служения своего в Одессе посвящает внешнему устройству епархии. Он занимается воспитанием духовенства и развитием проповеднических дарований, дает наставления, пишет необходимые назидания. Много внимания он уделяет духовной семинарии,
высказывая пожелание перенести семинарию за город, к Свято-Успенскому монастырю, что в будущем и произошло.
Впоследствии, в условиях военного времени, в котором пребывал Балканский полуостров, владыка Иннокентий заботился о воспитании болгар и греков в Одесской семинарии, что имело тогда исключительное значение. В 1851 году последовало его награждение от греческого короля орденом Спасителя первой степени. Ранее этого, в 1848 году, он был награжден орденом св. Владимира II степени, а 25 октября 1854 года – алмазным крестом на клобуке.
При архиепископе Иннокентии заканчивается строительство кафедрального Спасо#Преображенского собора. Вскоре им были установлены особые молитвословия и крестные ходы в день основания Одессы и в день ежегодного перенесения из Херсона в Одессу чудотворного Касперовского образа Божией Матери.
Современники изумлялись обширности и глубине познания святителя в различных областях человеческой деятельности. Военные утверждали, что он замечательный тактик, медики с удивлением отзывались о его сведениях по физиологии и патологии, а естествоиспытатели и физики – о его колоссальных познаниях в математике, астрономии, географии, статистике, химии и других науках.
Но исключительное значение деятельности архиепископа Иннокентия для Одессы проявилось в Крымскую войну. В это тяжелое время у людей не оставалось надежды на земную помощь, все упование свое они возлагали на помощь небесную. И Божия помощь милостиво посещала причерноморскую землю по молитвам святителя Христова. Благодать и сила его молитв особенно проявились при осаде Одессы неприятелем в 1854 году, что вошло в предание отечественного Православия.
8 апреля 1854 года неприятельский флот приблизился к городу. Это была Страстная седмица, Великий Четверток.
Владыка Иннокентий совершал Божественную литургию, во время которой он обратился к верующим со словами евангельского утешения: «Да не смущается сердце ваше. Веруйте в Бога...» (Ин. 14, 1). Своим бодрственным и пламенеющим духом владыка изгонял из своих пасомых дух уныния и печали.
На следующий день, в Великую Пятницу, неприятельский флот начал бомбардировку Одессы. Множество народа собралось в кафедральном Спасо-Преображенском соборе,
где у святой плащаницы архипастырь продолжал утешение граждан своим благодатным словом. В ту Страстную Пятницу архиепископом Иннокентием впервые было совершено таинство Елеосвящения архиерейским служением в Одесском кафедральном соборе, что и поныне ежегодно совершается в этот день при большом стечении богомольцев юга страны.
Но самым тяжелым для жителей Одессы был день Великой Субботы – 10 апреля 1854 года, когда неприятельский флот подверг город сильной бомбардировке. Архипастырь с обычной церковной торжественностью совершал Божественную литургию. Горячая молитва предстоящих, тихие вздохи и слезы обнаруживали крепкое желание всех найти утешение в надежде на помощь Божию.
Богослужение близилось к концу, пели запричастный стих. Вдруг раздался страшный разрушительный взрыв, крепкие стены соборного храма поколебались, стекла задрожали, молитвенные песнопения умолкли, и народ, пораженный паническим страхом, опустился на церковный пол. И в эти минуты едва ли не один архипастырь сохранял присутствие духа!
Царские врата немедленно растворились. Терпеливо выждав, пока испуганный народ ободрится и придет в себя, владыка вышел из алтаря, взял пастырский жезл и со свойственным ему красноречием начал беседу: «Вы устрашились сего бранного звука, произведенного вражескою рукою и, стоя на молитве в этом святилище, не устыдились пасть на землю по маловерию. Но какой страх и ужас обымет грешную душу, когда возгремит архангельский глас трубы, чтобы призвать нас на всеобщий суд!»
Беседа длилась не менее получаса. Народ вновь обрел крепкую надежду на Бога.
В те дни всеобщего уныния, когда казалось, что никакая сила не остановит грозную армаду, готовую стереть с лица земли беззащитный город, этот человек великой веры со свойственной ему прозорливостью предсказывал, что бомбардировка будет непродолжительной. И, действительно, предсказание сбылось. 11 апреля неприятель прекратил огонь, а 14го, в среду на Светлой Седмице, совсем оставил Одессу.
По прошествии 17 месяцев неприятель снова дерзнул приблизиться к богохранимому граду Одессе. 26 сентября 1855 года флот в составе 120 военных кораблей явился перед Одессой, грозя жителям города всеми ужасами разорения и опустошения. Со следующего же дня и до 3 октября, то есть во все время блокады, преосвященный Иннокентий не переставал совершать покаянные молебствия и произносить свои воодушевляющие пастырские речи то на соборной площади, то в кафедральном соборе. Особую силу имела его молитва перед чудотворным образом Касперовской Божией Матери. 2 октября неприятель снова покинул Одессу.
При архиепископе Иннокентии произошло знаменательное событие прославления чудотворного образа Касперовской Божией Матери. Жители Одессы и весь южный край еще ранее притекал к этому чудотворному образу. Святитель Иннокентий благословил совершать крестный ход с чудотворным образом Божией Матери. Так установилось богомолье у Касперовской. Во время крестного хода народ Божий с величайшим благоговением и усердием встречал чудотворную икону. Тысячи людей ожидали ее с возженными свечами, а многие стояли по пояс в воде, когда на горизонте появлялся пароход с этой святыней. Как некогда азиатский завоеватель Тамерлан бежал от града Москвы, устрашенный грозным запрещением Матери Божией, так и в описанных событиях 1854 года враги удалились от берегов Одессы прещением Той Взбранной Воеводы Небесных Сил – Ее молитвенным предстательством у престола Божия за род христианский. Произошло это несомненно по вере и молитвам угодника Божия святителя Иннокентия, который всегда имел пламенную любовь и веру к Божией Матери. Ее, Пречистую, он и воспел в своем благодатном акафистном пении: «Радуйся, радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором!»
С тех пор Касперовская икона Божией Матери является покровительницей Одессы и всего южного края. В память о спасении города каждую пятницу в соборе читается молебен с акафистом Покрову Божией Матери – творение святителя Иннокентия, исторически связанное с событиями 1854 года, спасением города от вражеского нашествия.
Архиепископ Иннокентий в годину испытания явился для родной земли горячим патриотом в самом лучшем, истинном значении этого слова. Деятельность его в Крымскую войну не ограничивалась одной Одессой. Когда врагу был открыт путь в Симферополь, когда даже Перекоп не мог считаться безопасным убежищем для охваченного паническим страхом населения и большинство жителей Севастополя и Симферополя бежало, а среди оставшихся ходили самые ужасные слухи о положении дел, преосвященный Иннокентий совершенно неожиданно, один, без сопровождающих, прибыл 13 сентября в Симферополь. На другой день он совершил в Александро-Невском соборе покаянное молебствие и произнес слово, начавшееся словами: «Мир вам!» (Лк. 24, 36).
Из Симферополя святитель прибыл в Севастополь с иконой Божией Матери. Это была самая тяжкая для города пора. Во время осады Севастополя всякая земная помощь сделалась недействительной. Оставалась надежда только на высшую помощь, и возвестить ее явился среди этого смертоносного ада знаменитый архипастырь.
Во время военных действий на Крымском полуострове архиепископ Иннокентий не переставал совершать литургии и молебствия. Предметом особой заботливости его были госпитали, госпитальное духовенство и сестры милосердия, ухаживающие за ранеными и больными воинами. Раненые снабжались продовольствием, собранным святителем, духовными книгами и иконами. Проповеди Иннокентия могущественно поддерживали дух защитников Отечества. Он был верным сыном Родины и истинным отцом для соотечественников. Его называли «великим гражданином земли Русской», а народ в простоте сердца выражал общее тогда убеждение: «Если бы командование армией доверили Иннокентию, Россия выиграла бы Крымскую войну».
Способность Иннокентия воздействовать на умы поражала.
Князь Александр Потемкин писал ему с фронта: «С большим удовольствием получил Вашу книгу – собрание тех речей, которые послужили услаждением нашим героям-мученикам». Святитель Христов в Севастополе бесстрашно ходил под неприятельскими выстрелами по рядам войск, ободряя солдат и полководцев; ездил на буксире по бухте тогда, когда впереди и сзади сыпались бомбы. Был очевиден перст Божий на молитвеннике.
Промысел Божий хранил святителя – это тогда явно все чувствовали. Он, находясь на иерархической высоте, умел, тем не менее, жить в близком и непосредственном единении с обществом. Отсюда большая близость общества к нему, большая степень живых органических отношений между его личной жизнью и церковной деятельностью, большая степень его религиозного воздействия на современное ему общество. Он, как воистину «добрый пастырь» (Ин. 10, 11), душу свою полагал за овец своих. Он не страшился высказывать истинный взгляд на то или иное положение дел. Он говорил: «Мы преемники Вассианов и Филиппов, правду я скажу и на Белом море, в Соловецком монастыре. Мы монахи, нам терять нечего».
«Это был, – вспоминает современник, – необыкновенный владыка, в котором от природы было нечто величественное... царственное». Его святую душу чувствовали все.
Подвиг архиепископа Иннокентия в описанных достопамятных событиях явился плодом его внутреннего монашеского напряженного подвига. Святитель Христов был сеятелем монашества, строителем монастырей и скитов. Так, на земле, издревле освященной стопами святого апостола Андрея Первозванного, откуда свет веры Христовой стал распространяться по Руси, зажглись молитвенные лампады монастырей.
Мысли о восстановлении Крымских церковно-исторических памятников не были новостью для общества. Однако воплощению этой идеи, глубокой по своему религиозно-мистическому и историческому содержанию, было суждено осуществиться благодаря архиепископу Иннокентию. У него возникла мысль о создании Крымского Афона с его старчеством.
Это была бы, по его размышлениям, новая Оптина пустынь.
С афонскими монахами он был близок духовно. Еще во время поездки его на Афон и в Грецию с афонскими монахами у него сложились отношения братской любви, о чем свидетельствует и его переписка со святогорской братией. Строительство иноческих обителей на Крымском полуострове, по свидетельствам современников, было делом нелегким: скиты устраивались в самых труднодоступных местах. В 1850 году следует открытие Бахчисарайского скита с киновиями. 15-го августа, в день праздника Успения Пресвятой Богородицы, в скале, где была вытесана церковь Успения Божией Матери с множеством келий, святитель Иннокентий, несмотря на тяготившую его болезнь, с греческим митрополитом Агафангелом – представителем Афона возглавил Божественную литургию. Так новое пустынножительство стало началом крымского Афона, основателем которого был светильник и угодник Божий, архиепископ Иннокентий, который зажег новую свещницу Всероссийского богомолья, куда паломники, даже нехристиане, устремились в великом множестве.
Впоследствии святитель Иннокентий возродил древнюю греческую церковь с источником при ней между Чадырдагом и Бахчисараем, источник святых бессребренников Косьмы и Дамиана в урочище Кизим, пустынь Котерлезскую во имя св. Стефана исповедника, пустынь близ Керчи, где были чудеса великомученика Георгия Победоносца, древнюю церковь св. Матфея, целебный источник Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, церковь на горе Инкерман. Благодаря ему возникло скитское монашество в Херсоне.
Святитель понимал всю значимость и важность совершаемого дела. О степени этого понимания, о том, чем жил владыка Иннокентий в это время, говорят воспоминания очевидца: «Мне казалось, что я вижу шествие необыкновенного земного существа, что от этого шествия веет каким-то необъяснимым дыханием, искрятся мириады звезд над вершиной Чадырдага, где около усталой лошадки стоит молящийся Иннокентий. Внизу мы видим клубящиеся облака, тишина невозможная... лицо убеленного видною сединою иерарха дышит каким#то светом...»
Святитель всегда до самозабвения отдавал себя на служение Богу и ближним. Свеча земного бытия его догорала... Он чувствовал приближение своей кончины. Трогательно было прощание его с Крымом.
Перед выездом из Одессы, 17 апреля 1857 года, архиепископ Иннокентий в 6 часов вечера зашел в Крестовую церковь, приложился и иконе Божией Матери Касперовской, сотворил три земных поклона и благословил домашних. Он был в невеселом расположении духа и неразговорчив. За два дня до этого он простился с Михайловским женским монастырем так, как прощался бы с ним навсегда.
20 апреля после трехдневного пути, миновав города Николаев, Херсон и Перекоп, он приехал в местечко Ахмечеть Перекопского уезда и там служил молебен с водосвятием.
21 апреля был в Евпатории и сказал слово после совершения им литургии. Затем поехал на могилу воинов, убиенных на поле брани, совершил там панихиду и заповедал делать это ежегодно в день святого великомученика Георгия, а также устроить там памятник. Это было его последнее богослужение и последняя проповедь.
25 апреля владыка посетил место Алмской битвы, благословил служить панихиду на могиле и сам, несколько отдалившись от служащих, молился на коленях. Выразив желание построить здесь часовню, он выехал в Бахчисарайский Успенский скит.
После осмотра скита владыка сделал распоряжение о создании Греческого училища при Бахчисарайском соборе. По окончании распоряжений он почувствовал сильную немощь. В три часа ночи был отслужен оздравный молебен. Служба в Севастополе была отменена. На следующую ночь он не спал, делая разные распоряжения. Вторая ночь так же прошла без сна.
28 апреля в дождливую ненастную погоду он покинул скит и прибыл в Балаклавский монастырь, где осмотрел места военных сражений в Инкерманской долине и на Черной речке. Затем уже в тяжелом состоянии святитель спешит к последнему своему детищу – к спасенной после разрушения в Крымскую войну иноческой обители близ Херсонеса.
30 апреля по прибытии владыки был освящен вновь отстроенный храм. Святитель, ведомый под руки, вступил в храм и, приближаясь к запрестольной иконе Спасителя, молящегося о чаше, слабым голосом произнес молитву Господню, как бы в залог мира страждущей земле...
После прощания с Херсонесом владыке стало совсем плохо. 2 мая вечером он исповедался. После исповеди он всю ночь провел в молитвенном бдении. 3 мая после ранней литургии он приобщался Святых Таин. 4 и 5 мая архиепископу стало несколько легче, что позволило ему осмотреть планы скитских строений и поручить приготовить для него бумаги епархиального порядка. 5 мая вечером он был на богослужении, а 7 мая выехал в Одессу.
Во все время этой тяжелейшей болезни архипастырь старался заниматься делами: принимал посетителей, окончательно исправил акафист ко причащению Святых Таин.
7 и 8 мая, находясь в Симферополе, владыка почувствовал сильную боль в груди. 9 мая он прощался с Корсунским монастырем, после чего, не останавливаясь ни в Херсоне, ни в Николаеве, 11 мая прибыл в Одессу. В результате лечения ему стало легче, он занимался обычными делами. Но уже 15 мая ему вновь стало плохо, и до самой кончины, в течение 10 дней уже не было сна. С 18 мая архиепископ никого не принимал, кроме Генерал-губернатора Новороссийского и Бессарабского края графа Строганова. Святитель предчувствовал свою кончину. В этот день он отправил рапорт Святейшему Правительствующему Синоду, который пришел в Петербург уже после его кончины: «По случаю постигшей меня от простуды тяжкой болезни я не могу заниматься делами в епархиальной консистории». Хотя даже накануне кончины, болея душою о пастве своей, спрашивал об устройстве Придунайской пустыни...
Наступило 25 мая 1857 года. Последний день жизни святителя Иннокентия был ясным, покойным, насыщенным. То был день Троицкой родительской субботы. Владыка просил отслужить Вселенскую панихиду. Затем он благословил одному из келейников читать канон Святой Троице. Близилось всенощное бдение праздника Святой Троицы. В этот день владыка 8 лет назад начал свое святительское служение на одесской земле. К вечеру ему стало плохо. В 23 часа он впал в забытье, длившееся около часа. Последние два с половиной часа он был в совершенно ясном и полном разуме. Просил приготовить себе постель из свежего сена. Внимательно все осмотрел. «Господи, какой день!» Потом в гостиной приказал положить себя на сено.
Потом сказав поспешно: «Скорее поднимите меня», – на руках двух келейников, молитвенно коленопреклоненный, скончался.
Так окончил земной свой путь среди труда, молитвы и пастырских забот светильник Церкви Православной, архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий. Вся страна оплакивала кончину святителя Христова.
Известие о кончине архипастыря застало царя Александра II в Царском Селе.
На рапорте об этом известии Государь пометил: «Крайне о нем сожалею». «Вся Православная Россия теряет в лице его великого пастыря Церкви», – свидетельствовало печатное слово после кончины архиепископа.
Два дня непрерывным потоком шли люди проститься с тем, к кому долгие годы они приходили, получая богомудрый совет и благословение.
29 мая осиротевшая паства святителя, вся Одесса, все те, кто любил его – великое множество людское, составившее величественное погребальное шествие, двинулось из Крестовой церкви архиерейских покоев в кафедральный Спасо-Преображенский собор. После Божественной литургии и торжественного чина отпевания при рыдании всего народа архиепископ Иннокентий был погребен у входа в правый придел Одесского кафедрального Спасо-Преображенского собора.
В 30-е годы ХХ столетия останки святителя Иннокентия были перенесены на Слободское кладбище близ Одессы, а в 1987 году – на братское кладбище Одесского Свято-Успенского мужского монастыря.
Совершение архипастырем стольких благих деяний – удел немногих на земле. С детства своего он всего себя посвятил служению Богу и людям. В этом цельность и глубина его светлого образа. Он, человек глубокого интеллекта и выдающихся способностей, был истинно смиренномудр, ибо стяжал ограждающую от гордости и падения евангельскую «нищету духовную».
Человечество всегда помнит о почивших, оставивших добрую о себе память, сделавших величайшие благодеяния людям. Память о святителе Иннокентии стала потребностью для людей. А это бывает тогда, когда люди верят в несомненность чистоты, праведности и святости приснопоминаемого, в его молитвы, в его предстательство за них пред Богом.
Ярко горел сей светильник на свещнице церковной. Он был для людей, как говорили о нем, «светом, светящим и согревающим».
И ныне предстоит угодник Божий Иннокентий в лике святительском в незаходимой славе небесной, ходатайствуя за оставшихся и в земном странствии сущих пред дивным во святых Своих Господом Богом, Которому подобает всякая слава всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

ТРОПАРЬ, ГЛ. 4
От юных лет прилежа учению благочестия и страху
Божию, во благодати Христовой преуспевая, стяжал
еси словесная дарования и явился еси неутомимый
проповедниче спасения, души верных озаряя
спасительными смыслы и приводя всех ко исправлению.
Святителю отче Иннокентие, моли
Христа Бога дати нам оставление грехов и велию
милость.

АКАФИСТ
Святителю Иннокентию,
Архиепископу Одесскому
КОНДАК 1.
Избранниче возлюбленный Божия Матери, святителю преславный и великий чудотворче, Богомудре отче наш Иннокентие, прославляюще прославшаго тя Господа, пение похвальное ти дерзаем приносити. Ты же,
яко великих дарований сподобивыйся, приими молитвы и моления чад твоих, любовию ти присно взывающих: Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
ИКОС 1.
Ангельския уста по достоянию возмогут воспети тя, Иннокентие преславне отче наш, мы же, земнороднии како дерзнем ти похвалу приносити. Обаче любовию побеждаеми, со благоговением ти глаголем:
Радуйся, пастырю наш добрый;
Радуйся, отче милостивый и кроткий;
Радуйся, правило веры и благочестия;
Радуйся, образе святости и смирения;
Радуйся, Святыя Троицы пречистое селение;
Радуйся, ангельскаго жития уподобление;
Радуйся, всесветлое благодати приятелище;
Радуйся, земли нашея чудное сокровище;
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
31
КОНДАК 2.
Видяще родители твоя благочестивыя велия дарования Господня, на тебе, святе отче, обильно почившия, и проразумевающе тя быти служителя дивнаго Церкви Христовыя, возрадовашася духом и всех благих Подателю Богу воспеша: Аллилуиа.
ИКОС 2.
Разум Божественый взыскуя от юности твоея, возлюбил еси стези Премудрости и путие заповедей Господних, на нихже сердце твое право утвердивши, многим образ праведнаго жития и благочестия был еси. Темже со благоговением глаголем ти сице:
Радуйся, святое прозябение корене благочестиваго;
Радуйся, дивный цвете вертограда благоуханнаго;
Радуйся, благочестивых родителей отрасль пречестная;
Радуйся, лозы многоплодныя розго Богоизбранная;
Радуйся, от юности во благочестии воспитанный;
Радуйся, на путь доброделания измлада наставленный;
Радуйся, богослужение всем сердцем возлюбивый;
Радуйся, райскую сладость в молитве предвкусивый;
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 3.
Силою свыше препоясани быша чресла ума твоего,
святителю преславный, егда востекл еси на путь многотрудный учения, хотя воистину сыном Премудрости явитися и Учителя Божественнаго последователем быти.
Благодатию же Божиею в подвизе сем добре преуспевающе, Господу, ти присно поспешествующу, воспевал еси: Аллилуиа.
ИКОС 3.
Имуще богатство дарований, излиянных на тя обильно от щедрот Господних, яко раб благий и верный приумножил еси Богоданныя таланты, да явишися неленостный и всеусердный делатель Вертограда Божия.
Сего ради, прославляюще тя, святителя дивнаго, вопием ти сице:
Радуйся, Божиих дарований исполненый;
Радуйся, благодатию Господнею осененный;
Радуйся, суемудрие отринувый;
Радуйся, Богомудрие возлюбивый;
Радуйся, небеснаго знания возжелавый;
Радуйся, Божественныя мудрости взыскавый;
Радуйся, богословов древних учениче прехвальный;
Радуйся, вселенских учителей последователю усердный;
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 4.
Бурею искушений волнуемое и соблазнов море жития мирскаго не прельстиша тя, отче всеблаженне Иннокентие. Оставивше бо ризы кожанныя тли века сего, равноангельскаго жития взыскуя, в одежду многосветлую чина монашескаго облеклся еси да выну Господу зовеши: Аллилуиа.
ИКОС 4.
Слышати потщался еси сердцем твоим ангельския гласы неизреченныя, апостолу Павлу небошественному ревнуя, ихже не леть есть глаголати усты земнородными, вперил еси ум твой вышним, и ангельски пожив на земли, на высоту безстрастия возшел еси, да с лики небесными песнь Творцу всяческих воспоеши. Темже приими от нас похвалы сия:
Радуйся, ангельских ликов собеседниче;
Радуйся, иноческих соборов наставниче;
Радуйся, путь тесный жития монашескаго избравый;
Радуйся, вся красная мира сего во уметы вменивый;
Радуйся, плотския страсти поправый;
33
Радуйся, добродетельми душу свою украсивый;
Радуйся, Российскаго Афона основателю;
Радуйся, обителей древних возродителю;
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский
Златоусте.
КОНДАК 5.
Божественным светом несозданным осияна быша душа твоя, отче всеблаженне, егда на Фаворскую гору молитвы сердечныя восхождение подъял еси, апостолом избранным последствуя, и сподобился еси умными очесы славу превечную Господа твоего Творца зрети и сладость вкуситиБогопредстояния, радостию взываяе: Аллилуиа.
ИКОС 5.
Видев Сердцеведец Господь тя, отче наш Иннокентие, всяческих добродетелей исполненна, яко преславный светильник на свещнице высокой служения архипастырскаго постави тя, да сияеши ученьми твоими всем в Дому Божии сущим. Людие же православнии, зряще тя пастыря добраго и отца милостиваго, со умилением взываху ти:
Радуйся, святителю наш Богоизбранный;
Радуйся, бронею правды облеченный;
Радуйся, апостольских престолов сонаследниче;
Радуйся, отеческих соборов сотаиниче;
Радуйся, благое иго Христово на рамена своя подъявый;
Радуйся, апостольского служения крест от Господа
приявый;
Радуйся, яко тобою истина возвещается;
Радуйся, яко тобою всякая лесть отгоняется;
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 6.
Проповедник Евангелия вечнаго воистину явился еси неленностный, делателю непостыдный, право правящий слово Истины, святителю Иннокентие, огненными бо твоими словесы, ревностию по Бозе Вседержителе разженными, умножил еси пламя любве и веры в сердцах паствы твоея, научая всех непрестанно Господу взывати: Аллилуиа.
ИКОС 6.
Возсиял еси яко светило многосветлое, небо Церкве Русския лучами животочными исполняющее и верных души освещяющее, денно бо и нощно неустанно трудился еси, о пользе духовней паствы твоея непрестанно помышляя, сего ради сице тя воспеваху чада твоя:
Радуйся, спасения многих взыскавый;
Радуйся, вся любовию объявый.
Радуйся, крепкое падающих возведение;
Радуйся, право стоящим утверждение.
Радуйся, Архиерея вечнаго служителю всеусердный;
Радуйся, Небеснаго Домовладыки рабе благий и верный.
Радуйся, жатвы Господней делателю неленостный;
Радуйся, о людех православных молитвенниче предивный.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 7.
Хотением восхотел еси Града Вечнаго достигнути, ему же Художник и Создатель Бог, и посреде мира сего жительствуя, отбежал еси тленныя суеты земныя, отложив всякое многопопечение вселукавое и покаянием убелил еси ризы своя, да внидеши в Небесный Чертог Господа Твоего, радостию поюще: Аллилуиа.
ИКОС 7.
Новаго тя Моисея амаликоборца яви пастве твоей Господь, в молитве пламенней руце своя преподобныя воздевающаго и мечем веры дерзость вражескую побеждающаго и град Одессу от погибели избавляющаго предстательством своим. Темже, избегше напастей лютых, песнь ти приносим похвальную:
Радуйся, преславное наше избавление.
Радуйся, вражеския злобы посрамление.
Радуйся, всесветлое града Одессы похваление.
Радуйся, всея земли нашея заступление.
Радуйся, Отечества земнаго верный сыне.
Радуйся, Небеснаго Иерусалима преславный гражданине.
Радуйся, Взбранной Воеводы верный служителю.
Радуйся, небесных чинов сожителю.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 8.
Странная суемудрствующим мудрецам века сего и всечудная тебе, святителю Иннокентие, явленна бысть премудрость небесная, зане всем житием твоим Премудрости Ипостасней служити восхотел еси и Тоя стязям невозвратно последовал еси, радостию взывая: Аллилуиа.
ИКОС 8.
Весь всем воистину вся был еси, святителю Иннокентие, да некия паки Господу приобрящеши и ко Христовей Церкви приведеши. Сего ради труды и подвиги твоими Церковь похваляется светло и людие православнии, милостиваго тя святителя песньми ублажают:
Радуйся, Церкве Христовыя столпе непоколебимый.
Радуйся, Православия светильниче неугасимый.
Радуйся, златокованная трубо богословия.
Радуйся, неутомимый проповедниче спасения.
Радуйся, души наша Словом Божиим просветивый.
Радуйся, сердца наша питием благочестия напоивый.
Радуйся, неисчерпаемый премудрости источниче.
Радуйся, Святаго Евангелия всехвальный благовестниче.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
36
КОНДАК 9.
Всякия добродетели вместилище всечестное явился еси, отче Богомудре святителю Иннокентие, образ являя жития праведнаго и всечестнаго, да подвигом твоим последствуя, сподобимся с тобою взывати Богу: Аллилуиа.
ИКОС 9.
Витийствовати всеизрядно не от человек научен был еси, святителю Иннокентие, земли нашея новый Златоусте, но Духом Божественным просвещен, якоже и святии Божии человецы иногда, показал еси нам путь ко Господу. Сего ради сице вопием ти:
Радуйся, путь ко спасению нам возвестивый.
Радуйся, многия ко Христу обративый.
Радуйся, яко тобою Евангелие прияхом.
Радуйся, яко тобою истины веры познахом.
Радуйся, всесветлое лести попрание.
Радуйся, всемощное ересей посрамление.
Радуйся, неверия грозный обличителю;
Радуйся, Тайн Божиих верный служителю.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 10.
Спасения нашего врага, человекоубийцы диавола немощныя дерзости посрамлены о тебе быша, святителю Иннокентие, жезлом бо твоим святительским волки душевредныя далече от стада церковнаго отгнал еси, да чада, яже ти Господь подаде, с тобою песнь победную поют: Аллилуиа.
ИКОС 10.
Стеною молитв твоих, святителю преславне, ограждены есмы от всякаго всегубительнаго прилога вражия, сего ради, тобою нам чудеса явленныя поминающе похвалы тя достодолжно ублажаем:
Радуйся, вселукавых духов прогонителю.
37
Радуйся, козней диавольских победителю.
Радуйся, яко тобою от напастей избавляемся.
Радуйся, яко тобою благодати сподобляемся.
Радуйся, яко предстательством твоим жизнь вечная обретается.
Радуйся, яко молитвами твоими вера истинная познавается.
Радуйся, многия от смерти лютыя свободивый.
Радуйся, от греховных язв нас исцеливый.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 11.
Пение Боголепное уст твоих, песнотворче изрядный, приял есть Господь Вседержитель, аще и песнословят Его тысячи Ангелов и тьмы бесчисленныя умных сил небесных, с ними же ныне молися мир подати всем, верою зовущим: Аллилуиа.
ИКОС 11.
Светозарное правды Солнце Христос Бог наш сущим во тьме греховней дивное светило великое яви тя, святителю всеблаженне, светом благодати Божия сияющее и путь доброделания всем освещающее, сего ради молимся: просвети сердца наша, страстьми омраченныя, да сподобимся пети ти:
Радуйся, Светом Невечерним озаренный.
Радуйся, Славою Божией просвещенный.
Радуйся, мглы неверия отгонителю.
Радуйся, лживаго лукавства потребителю.
Радуйся, всякия правды исполненый.
Радуйся, добродетельми светло преукрашенный.
Радуйся, Владычицу Деву похвалы своими воспевый.
Радуйся, чудотворный образ Касперовский прославивый.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
38
КОНДАК 12.
Благодати источниче приснотекущий, воды животочныя кладезю неисчерпаемый, преславне святителю наш, благодать нам у Господа испроси, да стопам твоим последствуя, сподобимся с тобою и со всеми святыми в невечернем дни Царствия Христова воспевати: Аллилуиа.
ИКОС 12.
Поюще Бога, дивнаго во святых Своих, похвалы всяческая приносим ти, святителю Иннокентие, молитвенниче о нас усердный и заступниче наш всечудный, и единым сердцем величаем тя, глаголюще:
Радуйся, причастниче вечныя радости.
Радуйся, приятелище Божественныя сладости.
Радуйся, преславное верных величание.
Радуйся, православных крепкое упование.
Радуйся, ангельское житие явивый.
Радуйся, проповедию мир просветивый.
Радуйся, правды дивное благоухание.
Радуйся, славы Божия чудное сияние.
Радуйся, святителю Иннокентие, Российский Златоусте.
КОНДАК 13.
О предивный угодниче Христов, святителю отче Иннокентие, приими немощное пение сие от любви нашея возсылаемое ти, и моли Господа и Владыку всяческих избавити нас душевреднаго прилога вражия, да спасение вечное улучив, песнь с тобою Боголепно воспоим:
Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды,
потом 1_й икос и 1_й кондак.
39
МОЛИТВА
О, всезлатaя уста слова, всехвaльный и всечестный архиерeю, святителю Христов Иннокeнтие! Ты многая и различная дарования от Господа приял еси, и яко рaб благий и верный все таланты, тебе дaнныя, приумножил еси, имиже Церкви Христовей и Отeчеству нaшему слaвне послужил еси. Ныне же вeлие имея ко Святей Троице дерзновeние призри милоcтивно от горния твоея обители на нaс немощных, грехaми многими обременeнных, и умоли Господа Вседержителя, да отвратит от нaс гнев Свой, праведно на ны движимый, и на пyть покаяния нaс обратит. Прельщeние языческое, зловредное нечeстие агарянское, расколы и ереси, от Церкви Святыя отчуждaющия, да истребит, и от соблaзнов мира и козней диaвольских нас оградит. Ей, крепкий столпе церковный, сосyде благодaти предъизбрaнный, испроси у Отца светов, да соблюдeт нaс от нечестивых учeний душепaгубных, неверия и суеверия избaвит, в вере правослaвней нaс утвердит, и по образу Святыя и Нераздельныя Троицы мaлое стaдо Свое в любви и единомyдрии сохранит. Неверныя к познaнию истины да обратит.
Пaстыремъ Церкве праведность и рeвность о спаcении да подaст, монaшествующих в подвизех укрепит, мир умирит, и зeмлю нaшу от крамолы и нестроeний свободит. О, ходaтаю тeплый и чудотворче предивный, святителю отче нaш Иннокeнтие, испроси нaм у Господа Бога врeмя на покаяние и исправлeние, и во всех нyждах, скорбех и искушeниях утешeние и скорое поможeние. И тaко да благодaтию и человеколюбием в Троице поклоняемаго Бога сподобимся наследницы быти Царствия Небеcнаго, да прославляем вкyпе с тобою всех благ Подaтеля, Триединаго Бога, Отца и Сына и Святaго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
 

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий