Схиархимандрит Иона (Игнатенко)

Схиархимандрит Иона (Игнатенко)

Источник: Православный семейный альманах «Воскресная школа», выпуск №1 (3) 2013

         «А потом вдруг пришел момент, ког­да понял, что все, жить так нельзя, пора душу спасать...»

 

«...жизнь становится ценной, когда ты ее проживаешь честно перед людь­ми и Богом, когда твой советник — со­весть!»

«Хорошо быть монахом! Вот ты же­нишься — сколько у тебя детей может быть? А я не женат, зато знаешь, сколь­ко у меня детей много? Я такой много­детный!»

Сам человек никак не может спас­тись, только Господь нас спасает. А раз Господь спасает, то что нам надо основ­ное делать?.. Надо молиться и тру­диться — «Господи поможи, а сам не лежи».

   Мы осиротели — ушел великий старец, праведник, подвижник благочестия, хранитель Слова Божия, делатель нивы Божией. Три дня десятки тысяч почитателей схиархимандрита Ионы нескончаемым потоком со всех концов Украины, России, Молдовы хлынули в Свято-Ус­пенский одесский патриарший монастырь. Отец Иона навсегда останется в памяти всех знавших его как мудрый, радостный и прозорливый свя­щенник, строгий монах, усердный постник и мо­литвенник, искренний послушник, как человек, щедро делившийся своим богатым жизненным опытом, согревавший своей любовью каждого, кто обращался к нему за советом.

Имя духовника монастыря, ученика прп. Кукши Одесского было хорошо известно право­славным русским людям. Старец Иона обычно принимал исповедь недалеко от святых мощей прп. Кукши в Успенском храме монастыря. Пос­ледние годы у кельи старца, которая находилась у ворот монастыря, всегда толпилось множество людей. Некоторые занимали очередь с 4-5 ча­сов утра.

Схиархимандрит Иона не только наставлял и утешал многих людей, укреплял в вере, но мне приходилось много слышать от православных одесситов об исцелениях по молитвам старца. Сам же отец Иона последние годы тяжело болел

—  онкологическое заболевание позвоночника. Врачи говорят, только чудом можно назвать то, что отец Иона жил последние годы. Так бывает

—  старцы, исцелявшие многих, сами со смире­нием несут крест тяжелых болезней.

Мне всегда казалось, что схиархимандрит Иона чем-то напоминает Афонских и Глинских старцев. Необыкновенное смирение и дух люб­ви отличали монаха Иону всегда.

Еще будучи простым монахом Иона окормлял многих людей. Рассказывает москвич В. духовное чадо о. Ионы: «как-то мне сказали: бу­дешь в Одессе, постарайся встретиться с мона­хом Ионой». Я помню, как первый раз меня при­вели в Успенский монастырь к отцу Ионе. Он отправлялся на послушание, шел с косой на пле­че в поношенном подряснике с заплатами, а вок­руг простого монаха собралась большая группа православных людей, которые желали получить ответы на свои духовные вопросы.

 В то время я услышал удивительную историю, ко­торая произошла в Успенском монастыре. Покойный митрополит Сергий стал выговаривать братии, что мно­гие ходят в старых поношенных подрясниках. Все сто­яли, слушали упреки архиерея. Но когда подходили под благословение, неожиданно появился монах Иона, ко­торый исполнял послушание дизелиста.

Подойдя под благословение, отец Иона наклонил­ся и на глазах у всех вытер испачканные машинным маслом и соляркой руки о шелковый подризник митро­полита Сергия, а затем, смиренно взяв архиерейское благословение, ушел. Надо сказать, что и митрополит Сергий проявил смирение и мудрость, достойную стар­ца. Ни слова не сказав о поступке монаха, владыка при­слал монахам обители, у которых были самые худые и залатанные одежды, новые подрясники. В том числе и отцу Ионе.

У схиархимандрита Ионы в келье среди икон стоял всегда портрет Александра Васильевича Суворова. Ста­рец называл Суворова Русским Архистратигом и считал святым. Старец говорил, что полководец был великим молитвенником и побеждал с помощью Божией, благо­дать Святаго Духа укрепляла Русского Архистратига.

Отец Иона еще до прославления святых Царствен­ных мучеников благоговейно почитал их. По мировоз­зрению отец Иона был монархистом. Старец верил, что если будет искреннее покаяние, то Милостивый Гос­подь по молитвам Пресвятой Богородицы, Царицы Не­бесной восстановит Святую Русь во главе с Православ­ным Царем — Помазанником Божиим.

Некоторые духовные чада батюшки говорили, что старцу было видение Матери Божией, в котором было открыто, что спасаться он должен в Успенском монас­тыре в Одессе. Есть свидетельство одного из келейни­ков старца — «Подробно о своей молодости старец не рассказывал. Но одну историю я запомнил. Как-то но­чью он пахал и нечаянно заснул за рулем трактора. Внезапно проснулся, видит — в свете фар перед трак­тором стоит женщина. Он заглушил мотор, выскочил — никого нет. А на том месте, где женщина стояла, об­рыв. Отец Иона говорил, что это Богородица его от смерти спасла».

Но на послушание в монастырь в то советское вре­мя попасть было непросто. Успенский монастырь — это особенный монастырь. Его история тесно связана с именами и деятельностью таких выдающихся людей и святых как прмч. Парфений Кизилташский, прмч. Владимир, прп. Кукша Одесский, епископ Порфирий Успенский, митрополит Гавриил Банулеско-Бодони, ар­хиепископ Никон Петин, митрополит Сергий, Святей­ший патриарх Московский и всея Руси Алексий I, Свя­тейший патриарх Пимен и многие другие выдающиеся личности...

По преданию митрополит Киевский и Галицкий Гав­риил (Банулеско-Бодони), экзарх Молдовлахийский еще в 1804 году, находясь в Одессе, выразил свое восхище­ние чудесным видом и расположением дачи Александра Теутула.

Узнав о желании Александра Теутула построить здесь церковь и маяк, он вскоре благословил благоустроить на этом месте общежительный мужской монастырь.

В 1814 году на пожертвованной земле было основано архиерейское подворье, а в 1820 году митрополит Гаври­ил ходатайствует об устройстве мужского монастыря. В 1824 году ходатайство окончательно утверждено.

Таким образом, в первой четверти ХIХ века на юге России появляется Одесский Свято-Успенский мужс­кой монастырь, который на протяжении двух столе­тий был центром духовности и благочестия. Здесь не­устанно молятся о том, чтобы Бог даровал мятущему­ся миру мир и благоденствие, чтобы Господь привел заблудших в лоно Православной церкви, о стяжании Духа Святого, о научении всех правде Божией, о про­буждении дремлющих в греховности к покаянию.

Среди братии монастыря много духоносных стар­цев, к которым обращаются сотни, тысячи людей со всех концов Святой Руси. Свято-Успенский монастырь стал великой школой духовной жизни.

Сегодня, когда на Святой Руси возрождается благо­нравие, возрождаются традиции монашеской жизни, наше общество все более испытывает острую потреб­ность в укреплении духовных и нравственных начал. Особенно важное значение приобретает жизненный опыт лучших из лучших старцев-монахов, таких как: архимандрит Иоанн Крестьянкин, архимандрит Кирилл (Павлов), схиархимандрит Зосима (Сокур), протоие­рей Николай (Гурьянов) и, конечно, наш одесский ста­рец — схиархимандрит Иона (Игнатенко).

Схиархимандрит Иона (в миру Игнатенко Влади­мир Афанасьевич) родился на Кировоградщине 10 ок­тября 1925 года, в крещении назван в честь равноапо­стольного князя Владимира. Он был девятым ребенком в семье. Время было тяжелое, безбожное. Его матери было 45 лет, когда она родила маленького Владимира. Родители были верующими людьми — отец Афанасий, мать Пелагия. Жили очень бедно, но радостно — с Бо­гом, под Покровом Пресвятой Богородицы. В семье была одна лошадь и две коровы. Как вспоминал батюш­ка Иона: «Новая власть пришла нас раскуркуливать. Семью из одиннадцати человек! Какие же мы кулаки?.. Одна из причин раскулачивания была в том, что мы не скрывали своей веры в Бога, посещали церковь».

Батюшке Ионе любовь к Богу и людям прививали с детства. Он частенько своим духовным чадам рас­сказывал о тяжелом крестьянском труде и крестьянс­ком благочестии, о своем детстве.

В 30-е годы ХХ века борьба с церковью достигла своего апогея, разрушались храмы и монастыри. Свя­щеннослужителей и монахов ссылали в Сибирь. В Одес­се тогда осталось всего 3 храма. В эти годы маленький Владимир пошел в школу. Часто батюшка рассказывал:

«Когда приду со школы, подойду к маме и скажу... В школе говорят Бога нет, а мама мне отвечает — не верь Володя, Бог есть. Без Бога не до порога, молитва и труд все перетрут. Эти слова матери помогают мне и сейчас».

«Молитва и труд — два крыла», — часто говорил ба­тюшка Иона своим духовным чадам.

В 1937 году батюшка Иона заканчивает четырех­летнюю школу и вскоре переезжает в Грузию. С 1941 года, в возрасте шестнадцати лет, работает на нефтя­ных промыслах до 1948 г. После войны переезжает в Молдавию, где проживает до 1970 г.

Впервые пришел батюшка в Свято-Успенский пат­риарший мужской монастырь в 1964 году, когда про­живал в Молдавии.

Год этот для обители особенный — 24 декабря 1964 года преставился преподобный Кукша Одесский. По­читатели старца видят в этом промысел Божий — на смену одному старцу пришел другой.

В 1971 г. отец Иона принят в число братии Свято-Ус­пенского Одесского мужского монастыря.

«Борьба против себялюбия тяжела, но все совер­шается в этом мире по благодати Божией».

25 марта 1973 года послушник Владимир был пост­рижен Высокопреосвященнейшим Сергием (Петровым), митрополитом Одесским и Херсонским в иночество.

Любовь, кротость, смирение, всепрощение, незло­бие, непамятизлобие, неосуждение, необидчивость — все это с Божией помощью приобрел старец за годы пребывания в монастыре, и передавал своим духовным чадам.

8 апреля 1979 года отец Иона был пострижен в монашество наместником Свято-Успенского монасты­ря архимандритом Поликарпом в честь свт. Ионы, мит­рополита Московского и всея Руси, чудотворца (31 марта/13 апреля).

22 февраля 1990 года посвящен в священнический сан викарным епископом Иоанникием (вскоре став­шим митрополитом Луганским и Алчевским), в Свято- Успенском храме Свято-Успенского Одесского мужского монастыря.

В 1993 году дорогой батюшка Иона становится игу­меном, а 22 апреля 1998 г. получает сан архимандри­та. Еще будучи игуменом, батюшка становится одним из духовников Свято-Успенского мужского монастыря.

И вот до недавнего времени в этой обители батюш­ка, пройдя путь от послушника до схиархимандрита и духовника монастыря — всех, кто обращался к нему, наставлял, принимал, вразумлял, вымаливал, учил жить всегда с Богом, благодарить Бога — и за скорбь, и за радость.

«У схиархимандрита Ионы три небесных покрови­теля, — говорил владыка Агафангел, — святой равно­апостольный Владимир, святитель Иона, митрополит Московский, в честь которого он принял свой первый постриг, и в схиме пророк Иона. Благодатные качества сих трех великих святых Православной церкви по бла­годати Божией присущи старцу Ионе и его подвижни­ческой жизни».

Последние десятилетия схиархимандрит Иона был духовником Свято-Успенского монастыря в городе Одессе. К старцу приезжали не только со всей Украи­ны, но и из Сибири, с Урала, из Москвы. Среди духов­ных чад схиархимандрита Ионы много наместников монастырей, настоятелей храмов, монашествующих и простых мирян. Старец с одинаковым вниманием при­нимал всех — и высокопоставленных правительствен­ных чиновников, и простых селян и рабочих. Думаю, что каждый, кому по милости Божией довелось побе­седовать со старцем, навсегда запоминал встречу со схиархимандритом Ионой.

Тяжело болея, старец Иона продолжал принимать народ. Рассказывают, что даже за неделю до кончины, будучи уже на смертном одре, лежа в постели, он про­должал прием. Сам митрополит Агафангел говорил ему: «Поберегите себя, батюшка. Вы ведь только подлечи­лись, а люди сильно вас утомляют». На что отец Иона отвечал: «А зачем же я лечился? Я ведь для того и по­слан сюда, чтобы молитвами своими помогать людям!» Разве может такая любовь к людям исчезнуть с пере­ходом души старца ко Христу Спасителю — Источнику Любви. Мы знаем, что в Вечности батюшка Иона не перестанет молиться о нас, грешных.

Схиархимандрит Иона любил людей. Его чуткое сердце принимало всех, кто хотел послужить Богу, людям, Отечеству. Одно его присутствие с неподдель­ной искренностью внушали Любовь, Веру и Надежду.

Схиархимандрит Иона свято верил, что Господь и Божия Матерь не оставят Святую Русь. Скорбел схи­архимандрит Иона о том, что политики отрывают Ук­раину от России. Батюшка говорил: «нет отдельно Ук­раины и России, а есть единая Святая Русь. А разде­лить нас решили враги, чтобы уничтожить Правосла­вие на Малой Руси. Но Господь того не допустит».

Кто испытывал нужду или необходимость в духов­ном окормлении, в утешении или помощи батюшки, всегда попадал к нему! Часто старец сам подходил к нуждающимся. Рассказывает раба Божия Лидия: «Мы живем в Тульчине. Я давно хотела увидеть старца и по­просить его помолится о моей семье. Наконец удалось собраться и мы поехали в Одессу с паломниками в Свя­то-Успенский монастырь, чтобы приложиться к мощам прп. Кукши Одесского. Когда мы приехали в монас­тырь, мы узнали, что отец Иона вернулся с Афона. Но все говорили, что мы навряд-ли его увидим. А я надея­лась и произошло невероятное я не только его увидела, но и получила от него благословение, когда я ставила свечу он сам ко мне подошел и... поправил мою свечу! ... и помазал елеем!»

Батюшка Иона учил, что не надо гнаться за мирски­ми вещами, а прежде всего надо ценить жизнь и вещи духовные. «Нужно просить Господа о спасении наших душ». Рассказывает раб Божий Вячеслав: «мы несколько раз были у отца Ионы, в силу семейных обстоятельств — у нас многодетная семья — мы не были у него как-то более полугода, какова была радость, когда мы смогли посетить его и вдруг услышали, — как там Виталик?.. (это наш стар­ший сын). Батюшка назвал наши имена и поговорил с нами, хотя мы видели его в то время всего один раз и пос­ле того у него было множество посетителей. Мы явствен­но ощутили его молитвенную поддержку и помощь. Вскоре я смог получить хорошую работу, а поведение моего сына (тогда очень непослушного подростка) во многом испра­вилось. В другой раз мы пришли в монастырь с другом моего сына: он очень хотел увидеть батюшку (тогда еще архимандрита) Иону. Они ждали очень долго, но тут вы­шел монах и попросил помочь перенести много тяжелых вещей и разгрузить машину мы пошли помогать, а он ос­тался, но так и не дождался и огорченный ушел, — а нам повезло, когда мы вернулись, вышел келейник и именно нас провел к старцу!

Кроме благословения мы получили еще по подар­ку, дивны дела Твои Господи!»

Когда батюшка сильно болел, он очень беспокоился о людях, которые ждали его и специально приезжали к нему — очень часто он посылал к ним своего келейника с каким-то посланием или подарком. Было большим уте­шением, когда выходил келейник и раздавал фрукты или печенье... разное... это все с благословенной руки отца Ионы. Келейнику можно было передать записоч­ку с просьбой».

Отец Иона говорит: «Одному Богу жалуйся, у него проси, от него помощи жди... «Да исцелит вас Господь!

Отец Иона удивительный старец за духовным со­ветом к нему приезжали как простые миряне, так и «сильные мира сего». Многие, кто видел его, говорили: «Через него говорит Бог!»

Тепло вспоминает о встречах с батюшкой Ионой раб Божий Андрей, редактор одной из православных газет: «Он многому научил меня и, прежде всего, снис­ходить к недостаткам и немощам людей». Четырнад­цать лет тому назад мне посчастливилось совершить вместе с отцом Ионой паломничество на Святую Зем­лю. «Крест-мощевик, который он подарил мне тогда — всегда со мной».

Старец когда то сказал: «...жизнь становится цен­ной, когда ты ее проживаешь честно перед людьми и Богом, когда твой советник совесть!»

Батюшка был прост в обращении, он не имел бого­словского образования, но Господь открывал ему мно­гие тайны.

Однажды батюшка вышел из алтаря и сказал од­ной женщине: «реши сама, нужна тебе моя помощь или нет...» косвенно уличив ее в сомнении.

Многих удивляла его прозорливость. «Когда-то, когда к батюшке подойти можно было свободно, слу­чился у меня на работе конфликт с руководством. И так меня прижали, что решила уж пожаловаться на свое начальство. По дороге на работу заехала в монастырь. Батюшка встретил меня на пороге храма со словами: — ты где награды хочешь? Здесь на земле или в Царстве небесном? Я опешила. А о. Иона велел мне немедлен­но ехать на работу, никому не жаловаться, а как на­чальнику вышестоящее руководство устроит головомой­ку и он обвинит во всем меня, не оправдываясь, попро­сить прощения. Так и сделала. Тяжело было. Заболела. А за время болезни начальника сняли» (Раба Божия Елена).

Необычный случай описал Куцив Владимир Арте­мьевич, который был потрясен прозорливостью стар­ца. Два года тому назад он невольно стал свидетелем следующего. Один из его друзей, отец четырех сыно­вей, имел постоянные конфликты с тещей. Когда теща узнала, что ее дочь беременна в пятый раз, она устрои­ла скандал и то ли в шутку то ли в серьез сказала зятю — если опять родится мальчик, съедете с квартиры. Пе­репуганный и растерянный он рассказал мне эту исто­рию. Не знаю, почему я сказал ему — давай поедем к старцу Ионе. Я хочу подарить ему свою книгу «Исти­на», а вы обратитесь к нему со своей просьбой. Мы взя­ли его супругу и поехали в монастырь. Нам повезло, когда мы приехали, батюшка Иона встретил нас и пер­вое, что сказал мне после того как я ему протянул кни­гу — «давно жду ее», хотя я его видел лично давно, еще в 2001 году. После этого подозвал супругу моего друга и целый час молился. Вскоре она родила дочь».

Отец Иона был очень внимателен к тем, кто его окружал — вот отрывок из воспоминаний, преподавате­ля Полтавской духовной семинарии Антона Павловича Копача, который в бытность свою послушником Свято-Успенского монастыря несколько лет исполнял обязан­ности келейника отца Ионы: «как и многие, я мечтал о таком духовном наставнике, молился об этом. Но даже и предположить не мог, при каких обсто­ятельствах мне доведется попасть к отцу Ионе. Келейников ему тогда не нужно было вовсе. Он очень самостоятельный был и вполне мог бы ухаживать за собой сам. Отец Иона страдал болезнью ног. Каждый вечер он их парил. Нужно было принести ведро горячей воды, а после про­цедуры смазать ноги лечебной мазью. Это послушание нес послушник по имени Яков. По благословению отца Ионы он ушел на Афон, после отъезда Якова с 1998 до 2001 год я был у него келейником, если можно это так назвать. Помню, как я впервые пришел к нему с ведром горячей воды. Постучался, сказал, зачем пришел. Заходи, говорит. Пока я делал процедуру, отец Иона молча молился. Потом сказал: «Все у тебя будет хорошо. Бог все даст». С этими его словами в памяти и в душе я жил и живу все эти годы. К иеромонаху Ионе как-то приехал его родной брат. Я несу воду и слышу, как брат говорит обо мне: «Зачем он тебе нужен, чего он тут ходит?» А отец Иона на это отвечает: «Это не он мне нужен, а я ему».

Пока отец Иона парил ноги, я читал вслух молитвенное правило или книгу — то, что он попросит. Любимой его кни­гой были поучения преподобного Силуана Афонского.

Афон занимал особое место в сердце старца. Он неоднократно бывал там и всегда с душой говорил о Святой горе. Он очень хотел туда уехать. В Великой

Лавре к нему очень почтительно относились. Но отец Иона всегда говорил, что Богородица указала ему мес­то в Свято-Успенском монастыре, и что Ее воля на то, чтобы он был здесь».

 Это был человек великого смирения. Это абсолют­ное смирение проявлялось буквально во всем. Сколь­ким людям батюшка утер слезы, скольких привел к вере, знает только один Господь. Для меня лично ба­тюшка был опорой, отрадой и утешителем, молитвен­ником на протяжении многих лет. Сколько любви к людям у него было! Он даже на смертном одре, за два дня до смерти принимал людей. А как мы его не жале­ли! Я никогда не забуду, как глубокой осенью, люди уже в теплых куртках и шапках, по дороге с храма в келию окружили его и долго-долго не отпускали оде­того в легкий подрясник. Батюшка уже аж синий от холода, но терпеливо благословлял, что-то раздавал. И никому не пришло в голову, что батюшке очень хо­лодно и его пора отпустить. Батюшка, простите нас. Сколько раз я стремглав бежала в монастырь, чтобы получить благословение, отдать записочку с просьбой о молитве. Или хотя бы издалека увидеть его и сразу на душе становилось спокойно. Батюшка имел удиви­тельную способность, при общении с ним или просто видя, как он что-то говорит на пользу души, как-то сразу все проблемы и печали с которыми ты пришел, уходили на задний план, а на первом сразу станови­лись мысли о будущей жизни, о вечности, о Боге, по­являлось какое-то спокойствие, силы дальше жить, терпеть скорби, открывалось как-бы «второе дыхание» и ты уходил всегда утешенным (из воспоминаний рабы Божией Лидии).

 «11 лет назад у меня был момент, когда я хотела покончить жизнь самоубийством (в 21 год). Именно в этот момент меня остановили и рассказали об о. Ионе. Пошла в церковь, попросила у батюшки благо­словения на дорогу к старцу и поехала в монастырь. Перед поездкой несколько дней постилась, чтобы по приезду исповедаться и причаститься, всю дорогу чи­тала молитвы.

 Это был выходной день, и народу было очень мно­го. Некоторые уже с вечера, а я приехала в 6 утра. За­няла очередь (была примерно 15-й) и пошла в храм. После службы монахи привели старца в келью. Люди сразу вошли, сколько могли поместиться, и уже была я не 15-ой, а примерно тридцатой в очереди. Мне оста­валось только стоять на улице и молиться. Были, ко­нечно, мысли, осуждающие других, но я гнала их по­дальше и ещё сильнее думала о молитве.

 В келью на беседу в тот день так и не попала и очень расстроилась, но смирилась. Когда о.Иона уже уходил, подумала: «Наверное, Бог считает, что я не готова». И в этот момент он подошёл ко мне сам. Не сказал на что, но дал благословение. И только спустя много лет я по­нимаю, что он благословил мои мысли, потому что с того дня я стала рассуждать иначе. У меня появилось внутри какое-то равновесие и уверенность в завтраш­нем дне

 И потом, в течение пяти месяцев, каждую неделю я приезжала в монастырь и каждый раз попадала к о. Ионе или в келью, или на исповедь, или он просто под­ходил ко мне после всех, молча мазал маслом и шел дальше.

 Из всех встреч и бесед с ним не то что поняла, а про­чувствовала, что надо уметь внутри смириться с любой жизненной ситуацией. Но только душой и духом, а дело продолжать. Смирение — это равновесие души и духа. Бог радуется смиренным духом, как родители радуются послушному ребенку». К сожалению, не знаю автора этих слов, но позволил себе привести их в этой неболь­шой статье, потому, что выводы, которые сделала эта мудрая девушка после встречи с батюшкой, очень со­звучны с рассказом другой моей знакомой, которая по­лучила духовное равновесие и уверенность в завтраш­нем дне по молитвам дорогого старца.

 «...Это первый человек, который показал мне, что чтобы быть в этой жизни «БЫТЬ» с большой буквы, чтобы быть счастливым, иметь спокойствие в душе — для этого не нужно иметь идеальное здоровье, карье­ру, кучу денег, успех, и т. п. Я, будучи подростком, ду­мал, что жизнь ценна тогда, когда есть здоровье, ус­пех, деньги. Так вот, это не так. Спасибо отцу Ионе, и таким как он, за понимание того, что жизнь становит­ся ценной, когда ты ее проживаешь честно перед людь­ми и Богом, когда идешь по пути сердца, своей настоя­щей совести. и тогда не важно — в чем ты беден или богат!» (р. Б. Александр).

 Ему досталась тяжелая участь, он принимал всю боль и слезы, которые приносили паломники в монас­тырь. Он и сам был для многих как бы последней на­деждой и защитником.

 Рассказывает Игорь Жданкин, художник, иконо­писец: «Одно время мне часто удавалось исповедоваться у отца Ионы. Иногда во время Вечерни в Успенском храме меня пускали в пономарку, туда же из алтаря выходил батюшка и принимал исповедь, как всегда с огромным участием, теплотой и искренним сопережи­ванием. Какое сердце не растает от такой любви, и кто измерит, сколько тонн груза мы оставили под Его епит­рахилью! Поэтому и стремились к Нему отовсюду здра­вые и недужные, богатые и нищие, отцы, архиереи, монахи, верующие и безбожники. Всех принимал, за всех молился, и на всех хватало любви Христовой.

 Как-то летом приехал к нам на отдых знакомый свя­щенник с семейством из-под Киева, о. Владимир. И ко­нечно же пожелал встретиться со Старцем. Мы приехали в монастырь, приложились к мощам преподобного Кукши, поставили свечи, и немного побыв в храме, узнав, что отец Иона находится в пономарке, поспешили к нему. Нужно сказать, что это было в то время, когда он сломал бедро и с трудом передвигался при помощи костылей. Поэтому он находился не в алтаре, а сидел на стульчике у входа в алтарь и слушал кафизмы. Батюшка, благосло­вите... Бог благословит... Отец Владимир опустился на колени и стал исповедоваться. Я отошел, стал поодаль, метра на два-три ближе к дверям пономарки, и уже со­вершенно их не слышал. Прошло какое-то время минут может 10-15, как вдруг из алтаря с гневом выходит престарелый мо­нах и очень грубо и как-то злобно сквозь зубы как закричит — ты что, Иона, не слы­шишь? — В храме молитва идет, а ты тут болтовней занимаешься, а ну, прекращай! Тут внутри меня так все и вспыхнуло. Да, кто ты, мол, такой указывать, да еще кому — самому отцу Ионе, да исповедь ведь — не болтовня, и все это кипит во мне с руга­тельствами и негодованием... А отец Иона берет костыль, с трудом встает со стула, кланяется старчику до земли, с болью по­дымается, смотрит ему в глаза и слезным голосом - ПРОСТИ МЕНЯ, БРАТЕ... Мо­нах посмотрел, молча кивнул головой и ра­створился в глубине алтаря. Не знаю как он, а я прятал свои слёзы, слезы стыда и горечи от своего ничтожества и гордыни, которая так отчетливо проявилась на фоне святого смирения... ».

 А вот отрывок из другого воспомина­ния: «Исповедовал отец Иона в приделе Успенского храма. Придел тесный, люди его обступят тесной стеной, воздуха нет. А он сидит там со своими больными нога­ми и до службы, и всю службу, и после службы. Все исповедует. Уже другие священники закончили и ушли в алтарь, а вокруг отца Ионы все толпа исповедников стоит. Огромная популяр­ность в народе была для отца Ионы тяжким крес­том, который он безропотно нес. Его постоянно окружали люди, их почитание. И не просто по­читание, а почти обожание. Внешне слабый, боль­ной, все терпел, никого не укорил. Это было его мученичество, его Голгофа. Вокруг него было много людей, не совсем адекватных».

 Многие люди приходили к старцу за сове­тами. Говорят, отец Иона, благословите сде­лать то-то и то-то. Отец Иона повздыхает, по­молится: «Бог вам в помощь!». И никогда не спорил с людьми, даже если был с чем-то не согласен. Смирение для него было главным. Рассказывает раб Божий А.: «Я несколько раз был в келье у старца. Его келья в угловой ба­шенке на втором этаже зимой была холодной, летом — ужасно жаркой, так как выходила ок­нами на солнечную сторону. К тому же, посто­янно, продымленной — внизу был душ с печ­ным подогревом. Когда дважды в неделю раз­жигали эту разбитую печку, дым просачивал­ся вверх, где жили старички-монахи, в том чис­ле — отец Иона. Пожилой и больной, он ни­когда не жаловался на это. Спал он на полу. Кровать в келье была, но она, как правило, была вся заставлена книжками и другими ве­щами, подарками, которые приносили отцу Ионе люди. Своим гостям он часто давал что-нибудь с этой кровати».

 18 декабря 2012 года на 88-м году жизни после тяжелой продолжительной болезни старец тихо отошел ко Господу.

 22 декабря Высокопреосвященнейший Агафангел, митрополит Одесский и Измаильский совершил заупокойную службу по почившему духовнику Свято-Успенского Одесского мужско­го монастыря схиархимандриту Ионе (Игнатенко) в сослужении Высокопреосвященнейшего Алексия, архиепископа Балтского и Ананьевского, Преосвященнейшего Евлогия, епископа Сумского и Ахтырского, ректора Одесской ду­ховной семинарии архимандрита Серафима, на­местников Свято-Константино-Еленинского Из­маильского и Свято-Иверского Одесского муж­ских монастырей архимандритов Сергия и Диодора, а также многочисленного духовенства, прибывшего из различных епархий Украинской и Русской Православных Церквей.

 После завершения литургии митрополит Агафангел обратился к десяткам тысяч верующих, собравшихся в этот день, чтобы попрощаться с батюшкой, с архипастырским словом, в котором рассказал о нелегкой жизни и праведном служе­нии почившего старца. Со слезами на глазах и скорбью в голосе Владыка подчеркнул, что буду­щий духовник обители родился в многодетной крестьянской семье, где было 11 детей, и с само­го детства тяжело трудился, чтобы выжить в те трудные и голодные времена.

 В 1971 году, уже зрелым человеком, он при­был в монастырь и смиренно трудился на многих послушаниях: занимался хозяйственными рабо­тами, косил траву, ухаживал за животными.

 Отец Иона, не имея высшего светского об­разования, здесь, в обители, в посте и молитве прошел трудную монашескую школу, духовно восходя по всем ступеням — от послушника до духовника монастыря. Десятки тысяч людей приходили к нему в келью и будут приходить к нему на могилку, чтобы испросить его молитв о страждущих и обременных, болящих и скорбя­щих. И никому старец не отказывал, принимая на себя эту боль и духовную немощь. Примером для него был преподобный Кукша, который так­же посвятил свою жизнь служению Богу и лю­дям и в стенах этой обители несший свой нелег­кий крест духовничества. Много общего было у отца Ионы и с преподобным Серафимом Саров­ским, который с радостью встречал каждого, кто приходил к нему за советом и помощью. Уже тяжко больной, находясь на смертном одре, ба­тюшка Иона излучал тот несказанный свет люб­ви, который согревал всех, наполняя сердца людей теплом веры и надежды. Горячая вера, постоянный молитвенный настрой, жертвенная любовь к Церкви и пастве, ревность к славе Божией снискали отцу Ионе общеправославную известность и глубокое почитание. К нему в ке­лью за мудрым советом шли и простые люди, и министры, и депутаты, и известные политики, и главы государств. Все, что он делал, было по­священо единому на потребу — живой пропове­ди о Христе Распятом и Воскресшем. Теплотой и заботой о спасении были наполнены его пас­тырские слова, обращенные как к приходящим к нему, так и к людям, живущим далеко от оби­тели.

 Сегодня мы пришли сюда, чтобы почтить память этого подвижника благочестия. При жизни он довольствовался малым, был строгим аскетом и постником. А теперь ему уже вообще ничего не нужно, кроме наших молитв, чтобы всемилостивый Господь упокоил его душу в се­лениях праведных. Как говорится в чине отпе­вания в прошении от лица усопшего: «духовнии мои братии и спостницы, не забудьте меня, егда молитеся, но зряще мой гроб, поминайте мою любовь и молите Христа, да учинит дух мой с праведными».

 Затем митрополит Агафангел совершил чин погребения схиархимандрита Ионы.

 После окончания заупокойного богослуже­ния гроб с телом старца был обнесен крестным ходом вокруг собора, а затем на братском клад­бище Свято-Успенского мужского монастыря Высокопреосвященнейший Агафангел совер­шил литию по почившему духовнику обители. После последних архипастырских молитв тело схиархимандрита Ионы было предано земле. Навсегда теперь в нашей памяти останется эта светоносная панихида. Ангельски пел семинар­ский и монашеский хор, и вместе с кадильным дымом восходили к Престолу Божию наши мо­литвы. Какое счастье, что мы — православные. Горечь потери святого старца у всех, кто был на панихиде, сменилась тихой радостью за его душу. Все мы идем к последней земной черте. Но ведь эта черта не означает конца жизни, а это день рождения в жизнь вечную.

 Одесситы всегда будут помнить старца. Его пребывание было даром Бога для одесситов.

 Царствие Небесное новопреставленному рабу Божию схиархимандриту Ионе, велико­му русскому старцу, прозорливому монаху, доброму батюшке. Да не оскудеет земля одес­ская подобными духовными талантами. Будем молиться за тебя пред Господом Богом, доро­гой схиархимандрит Иона! Помолись и ты за нас, грешных, егда придеши в Царствие Не­бесное!

 "Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего схиархимандрита Ионы, прости ему грехи вольные и невольные и даруй ему вечную память!"

Автор: Яций Александр Михайлович

 

 

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий