Преступление и покаяние, или Как разорвать цепь греха

04 июня 2011

Продолжаем публикацию глав книги обозревателя «Российской газеты» Марии Городовой «Ветер Нежность», в основу которой легла ее переписка с читателями.

***

Давид и Вирсавия. Пророк Нафан обличает Давида

Бывает, сделанная по глупости ошибка вынуждает нас совершить проступок более серьезный. Один грех тянет за собой другой, и они связаны между собой, как звенья одной цепи. Письмо, полученное от Алексея из Воронежа, об этом.

«Здравствуйте, Мария! Несколько лет назад, после окончания института, моя тетя устроила меня работать на фирму к ее знакомому. Проработал я немного и уже хотел уйти – платили там мало, а у нас с женой как раз родилась дочка. Но город наш небольшой, работу найти трудно, и я остался. И скоро понял, что многие сотрудники просто-напросто воруют – или у самого хозяина, или у государства, в этом случае подставляя уже его. Я считаю, что владелец фирмы своей жадностью вынуждал их это делать. Периодически кого-то по мелочам ловили за руку, со скандалом увольняли, все на время становились осторожней – но ненадолго.

Мария, когда для меня стало ясно, как ведутся дела, я оказался перед выбором: либо уходить, либо принять эти правила игры. Сейчас, зная, чем это кончилось, я бы ушел не задумываясь. Но тогда я был обижен на хозяина, потому что с самого начала, принимая меня на работу, он обещал через три месяца повысить зарплату, обещания своего он так и не выполнил, наоборот, меня нагружали все больше и больше: за те же деньги я “пахал” за двоих. Мария, поверьте, я себя не оправдываю, но в тот момент казалось, что я только восстанавливаю справедливость, забираю то, что и так мое.

Прошло полгода, а потом – гром среди ясного неба: обстоятельства сложились так, что все могло выплыть наружу. И если бы я ничего не предпринял, я бы подставил не только себя, но и тетю, которая устроила меня на работу, а уж она-то точно была не при чем – нитки чужой в жизни не взяла. Надо было быстро решаться, и мне пришлось сделать так, что в случае, если бы все раскрылось, ответственность легла бы не на меня, а на моего напарника.

В тот раз все обошлось, но я решил больше судьбу не искушать и при первой же возможности ушел на другую работу. С тех пор прошло несколько лет, наша дочка пошла в школу, жена ждет второго ребенка, я уже подзабыл эту историю, но вот недавно по этой фирме возбудили дело. Идут тотальные проверки, весь город гудит. Сколько я страху натерпелся, не опишешь.

Конечно, я чувствую свою вину, особенно перед тем человеком, которого подставил; честно говоря, ночами не сплю, многое передумал. Получается, что раз сделанная от обиды глупость, которую и вспоминать-то не хочется, привела к тому, что я был вынужден сделать еще более серьезный проступок – чтобы все скрыть. Сестра, видя, как я мучаюсь, посоветовала пойти в храм исповедоваться, говорит: “Не бойся, наша исповедь перед Богом, а не перед священником”. Но что такое покаяние, сестра толком это объяснить мне не может. Что мне рассказывать? Важно ли то, что я буду при этом чувствовать? Чего Бог ждет от меня?

Алексей».

Здравствуйте, Алексей! В духовной жизни есть явление, которое в православной аскетике получило название «цепочка греха». Это когда человек, совершив один грех, оказывается в ситуации, из которой самым «легким» выходом кажется другой, подчас намного более тяжелый грех. Разорвать эту губительную цепь способно только покаяние. Каким оно должно быть, чего ждет от нас Бог? Вот это мы и попробуем понять.

Алексей, каждый раз, когда верующие готовятся к исповеди, они обращаются к Богу словами знаменитого 50-го, или покаянного, псалма:

«Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои».

Этим словам почти 3 тысячи лет. Покаянный псалом был написан царем Давидом, «когда приходил к нему пророк Нафан, после того, как Давид вошел к Вирсавии». История, произошедшая почти 3 тысячи лет назад в Иерусалиме, помогает понять, как грех проникает в душу и овладевает ею, как выстраивается цепочка греховных поступков. Библия рассказывает нам, к каким последствиям приводит грех, и, наконец, главное – мы понимаем, как человек может искупить свой грех.

Искушение, которое повлекло за собой целую цепь трагических событий, настигло Давида, когда он взошел на вершину власти. Годы скитаний позади. Бывший пастух, помазанник Божий, военачальник завистливого царя Саула, давно уже сам царь. Его армия так сильна, что он уже не считает нужным лично усмирять неприятеля. В центре его столицы высится роскошный дворец. Особое, чисто восточное величие придает его двору быстро разрастающееся семейство – в Библии упоминаются имена восьми жен царя, а были еще и наложницы. В свободное от государственных дел время мудрый правитель Давид разбирает тяжбы подданных – он проницательный судья. Казалось бы, благословение Божие неизменно почивает на Давиде.

«Однажды под вечер, встав с постели, – начинает рассказ о грехопадении Давида Библия, – он прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива». И послал Давид разведать, кто она. Ему ответили, что это Вирсавия – жена Урии, храброго воина, находившегося в тот момент на поле боя.

Одно это должно было бы охладить пыл Давида: к браку на Древнем Востоке относились с почтением. Но нет, известие о том, что перед ним жена воина, не стало преградой: по-видимому, Давид уже давно отвык отказывать себе хоть в чем-то. Как сказано в Библии: «Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею».

Через некоторое время, «сделавшись беременною», Вирсавия сообщает об этом царю. По закону Моисея за прелюбодеяние обоим виновникам полагалась смерть, поэтому Давид решает вызвать из войска Урию – под предлогом того, что хотел бы узнать от него новости с поля боя. Ход мысли Давида прост: после приезда Урии домой беременность Вирсавии не вызывала бы вопросов.

Поговорив с ничего не подозревающим Урией, Давид милостиво отпускает его: «Иди домой, омой ноги свои». И вслед, в знак особой чести, посылает кушанья со своего стола. Каково же было удивление Давида, когда на следующее утро он узнал, что Урия к красавице жене не пошел, а ночевал с воинами у ворот царского дворца. Вечером Давид опять зовет к себе храброго воина и на этот раз не только кормит его, но и поит вином. Расчет Давида не оправдался и на этот раз: ночевать домой Урия не пошел.

Разгадка поведения Урии в его честном и прямом характере: он воин, в стране идет война, его товарищи на поле брани, и он просто не считает возможным в такой момент идти в свой дом, чтобы там «и есть, и пить, и спать со своею женою».

На следующее утро, узнав, что план провалился, Давид принимает решение. Он пишет письмо своему военачальнику, в котором просит того «поставить Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступить от него, чтобы он был поражен и умер», – расчетливый Давид пытается придать убийству вид случайности. Причем письмо он отдает самому Урии. Конечно, военачальник исполняет роковой приказ царя. Урия погибает. Так одно преступление – прелюбодеяние – было сокрыто следующим – убийством; один грех повлек за собой другой.

Когда Вирсавия отплакала положенное, Давид забрал ее во дворец, а вскоре у них родился сын. Казалось бы, если не брать в расчет беднягу Урию, все в конце концов устроилось на редкость удачно. И Давиду могло даже показаться, что преступления, им совершенные, забыты, изгладились, да и никто, собственно, так ни о чем и не узнал. Но 11-я глава 2-й Книги царств, в которой рассказывается история грехопадения царя Давида, заканчивается словами: «И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа».

Пройдет немного времени, и как гром среди ясного неба прозвучат слова, которые напомнят царю и о высшей власти, и о высшем суде. К царю приходит посланный Богом пророк и рассказывает ему притчу: «В одном городе жили два человека – богатый и бедный. У богатого было много крупного и мелкого скота, а у бедного ничего, кроме одной овечки, которая была для него как дочь. Однажды к богатому человеку пришел странник, и богатый пожалел взять из своих овец для того, чтобы приготовить обед для странника, а взял единственную овечку бедняка и приготовил ее…»

По-видимому, Давид, любивший разбирать судебные тяжбы, решил, что это одно из таких дел. Выслушав пророка, он в негодовании воскликнул: «Да живет Господь! Смерти достоин такой человек!» И тут как гром среди ясного неба раздается: «Ты и есть тот человек, который сделал это!»

Предназначение пророков – быть устами Господа, поэтому притча, рассказанная Нафаном, – это только форма, ею пророк Нафан должен был разбудить сердце царя. Перед онемевшим Давидом раскрывается бездна совершенного им преступления, а Нафан продолжал: «За то, что поразил мечом Урию, не отступит меч от дома твоего навеки… То, что ты сделал тайно, Господь сделает тебе явно…» Наказание не заставляет долго ждать: после болезни умирает сын Давида и Вирсавии…

Вот эти события, Алексей, и предшествовали рождению знаменитого 50-го покаянного псалма…. Через толщу тысячелетий мы слышим скорбный плач, взыскующий к Богу:

«Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня…» (Пс. 50: 13–14).

И дальше, как открытие:

«Жертва Богу – дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50: 19).

Оказывается, Бог не нуждается в жертвах, сжигаемых на ветхозаветных жертвенниках. Сердце, исполненное искренним покаянием и смирением, – вот чего ждет от человека Господь.

Рожденная плачем души, плачем о своей греховности, молитва становится возможностью для слабого и грешного человека приблизиться к своему Создателю, припасть к Его коленям, попросить Его помощи.

Покаяние не просто разрывает цепь грехов, покаяние становиться той лествицей, которая не только возводит человека туда, откуда он ниспал, но и поднимает до невиданных высот духа.

Алексей, спасибо Вам за откровенное письмо.

Псалом 50

Начальнику хора. Псалом Давида, когда приходил к нему пророк Нафан, после того, как Давид вошел к Вирсавии.

Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем. Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя. Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость [Твою]. Окропи меня иссопом, и буду чист; омой меня, и буду белее снега. Дай мне услышать радость и веселие, и возрадуются кости, Тобою сокрушенные. Отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня. Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня. Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся. Избавь меня от кровей, Боже, Боже спасения моего, и язык мой восхвалит правду Твою. Господи! Отверзи уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою: ибо жертвы Ты не желаешь, – я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу – дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже. Облагодетельствуй, [Господи] по благоволению Твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима: тогда благоугодны будут Тебе жертвы правды, возношение и всесожжение; тогда возложат на алтарь Твой тельцов.
Мария Городова

Православие.ру

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий