Сны о реальности

14 мая 2013

Сны о реальности

Странно, но когда смотришь иные отечественные фильмы, да и мультики тех еще, советских и вроде бы безбожных времен – находишь в них больше христианского, чем во многих современных фильмах и мультфильмах. В последних хоть и упоминаются какие-то вещи, связанные с Церковью, с религиозной жизнью, но наполняются они зачастую неким туманно-абстрактным смыслом.

Недавно на экраны планеты вышел американский анимационный фильм под названием «Хранители снов». В этом мультфильме говорится о Пасхе, о Рождестве, что уже само по себе не может не привлечь внимания христианина. Но когда пытаешься понять, о чем же собственно фильм, возникает чувство подвоха, словно тебя хотят обмануть, только ты не можешь еще понять отчетливо: кто и зачем.

Иносказательность – замечательный инструмент повествования, и мы знаем множество примеров, когда, не упоминая прямо о Боге и Его заповедях, говорят о вечных, неизменных ценностях. Но в случае с названным мультфильмом всё происходит с точностью наоборот.

Сюжет незатейлив. Группа сказочных персонажей охраняет безмятежность детских снов, но злобный Кромешник (Бугимен) накануне Пасхи вознамерился детские сны превратить в кошмары. И всё, что ему для этого нужно, – это чтобы дети перестали верить в сказочных персонажей, а поверили в него – Кромешника.

Вообще с самого начала в мультфильме говорится о вере. Но вера в инопланетян, в Снежного человека, в Пасхального кролика и Зубную фею тщательно перемешана здесь с верой в Рождество и Пасху. Причем о Христе, родившемся, жившем на земле, распятом за наши грехи и воскресшем, речи не идет.

Вот этот изначальный посыл и заставляет насторожиться.

Дальше – больше.

Санта-Клаус в мультике – брутальный мужчина преклонного возраста с наколками до локтей: с надписью «Naughty» (непослушный, гадкий, испорченный, неприличный) на правой руке и «Nice» (хороший, приятный, добрый, славный) – на левой, в обрамлении рунических знаков. На большом пальце правой руки у него золотое кольцо. К слову: по мнению психологов, главное желание владельца такого кольца — самоутвердиться любыми способами.

Мы знаем, что Санта-Клаус – персонаж фольклорный, сказочный даже, но «переродившийся», если можно так сказать, из святителя Николая и по инерции хранивший до последнего времени некоторые черты святости. И вот теперь эта связь принципиально разрывается наделением «бывшего Санты» какими-то явно греховными, вызывающими чертами. Этим показывается, что добро может существовать само по себе, без связи с Божественным, с правилами и канонами, с традицией.

Это опасная тенденция, честное слово. Дальше ничто не мешает добру, вернее – представлению о добре, всё более искажаться, деградировать, пока оно окончательно не превратится в свою противоположность, продолжая, впрочем, называться добром.

Неслучайно в мультике Санта-Клаус всё чаще именуется Северянином. Этим как бы подчеркивается инаковость этого персонажа по отношению к «традиционному» Санте.

Другой герой этой мультсказки – Пасхальный кролик. Это классический персонаж западного фольклора. Он прячет накануне Пасхи расписные яйца, которые дети должны потом отыскать. Ну ладно, игра, сказка… Но опять же: о самом празднике – молчок.

Примечательны диалоги между «рождественским» Санта-Клаусом и «пасхальным» Кроликом. Вот только один пример:

«Санта: Слушайте, Кромешник задумал что-то недоброе. Я чую это, нутром чую.

Кролик (Санта-Клаусу): Так ты высвистал меня за три дня до Пасхи потому, что у тебя с нутром чего-то не того? Послушай, брат, да если бы я так поступил с тобой под Рождество…

Санта: Перестань, Кролик. Пасха – это не Рождество».

Вот так. Здесь как бы подразумевается и обыгрывается в шуточной форме давний спор между Санта-Клаусом и Кроликом о том, какой праздник важнее: Рождество или Пасха. Каждый считает «свой» праздник важнее, но… И вот на этом хочется снова остановить внимание.

О самих праздниках, об их сути – ни слова, как будто это просто праздники, праздники без содержания, а точнее – праздники вообще, важность которых определяют исключительно их атрибуты: Санта-Клаус и рождественские подарки, Кролик и пасхальные яйца.

Подтверждением тому служит эпизод, когда вследствие происков Кромешника расписные яйца не попадают к детям в срок. Из уст персонажей мы слышим тогда следующие реплики:

«Кролик: Пасха – символ начала новой жизни. Пасха – праздник надежды. Теперь ее нет…

Девочка (не нашедшая яйцо): Забудь об этом, Джемми. В этом году Пасхи не будет…

Ледяной Джек (о последнем мальчике, верящем в реальное существование сказочных персонажей): Если судьба Пасхи зависит от одного ребенка – положение хуже, чем я думал…

Северянин: Потерянная Пасха сказалась на каждом из нас, особенно на Кролике».

Вот так: есть яйца – есть Пасха, нет яиц – нет Пасхи. Налицо странное, но очевидное возведение праздничных атрибутов в абсолютную степень. Такой постхристианский фетишизм.

Место верховного существа в этой сказке занимает некий таинственный, не атрибутированный персонаж по имени Луноликий. Кто такой этот Луноликий – остается загадкой. Северянин обращается к нему хоть и почтительно, но вполне по-свойски: Старый друг – из чего можно заключить, что это хоть и авторитетный персонаж, но всё же соотносимый по значению с прочими «хранителями».

Главные антиподы в сказке – Луноликий и Кромешник. Слуги одного – хранители снов, слуги другого – ночные кошмары. В связи с кознями Бугимена хранители снов, по мнению Луноликого, нуждаются в помощнике, а именно в Ледяном Джеке, который обладает необходимым и ему самому еще не известным качеством. Качеством, которое поможет разрешить все проблемы.

Ледяной Джек – это обычный мальчик, утонувший зимой в реке, правда, мальчик самоотверженный и добрый, но после своей смерти превращенный всё тем же загадочным Луноликим в Ледяного Джека, который становится, если можно так сказать, главным распорядителем по зиме в масштабе планеты. Получается, что он вроде призрака, но призрака «доброго», повелевающего стихиями холода.

Повествуя о проказах Ледяного Джека, авторы мультфильма переносят его в Петербург. И вот тут происходит один замечательный эпизод. Ледяной Джек со своим волшебным посохом подлетает к православному собору. Сомнений в этом быть не может: видны купола храма. Но на этих куполах… нет крестов!

Детали, детали… Не думайте, что всё это только случайности. Тщательно прописать наколки на руках Санта-Клауса можно, а изобразить кресты на куполе храма – нельзя? Причем ведь крупным планом показывают купол и его навершие; значит, вопрос стоял – не мог не стоять, – что там изобразить? И вот – изобразили какой-то шпиль, напоминающий антенну.

В «списке проказников» Ледяной Джек на первом месте, но всё это ничего не значит по сравнению с его главной добродетелью (той самой, «спасительной») – умением веселиться.

«У вас на уме работа, сроки, – говорит он, – а у меня – снежки и веселье».

Вот вроде бы проходная фраза, но она важна для расстановки акцентов. А акценты таковы: мы живем не для того, чтобы работать, а для того, чтобы веселиться, и не надо об этом забывать. И добрый парень – это именно тот парень, который любит и умеет веселиться. Не тот, который любит и умеет работать. Вот и всё. «Билль о правах» в который раз противопоставляется «Были об обязанностях». А за этой «правильной» расстановкой акцентов открывается целое мировоззрение: жизнь земная предназначена для праздника, для веселья, для легкости и наслаждений, а всё остальное – от лукавого. Как вам тезис? И то ли еще будет…

В команду «хранителей» входит и Зубная фея, которая собирает положенные детьми под подушку выпавшие молочные зубки, а вместо них оставляет монетку. И еще один персонаж – Песочник, сыплющий в глазки детям, не желающим спать, волшебный золотой песок, от которого они засыпают и видят добрые сны. Всех этих персонажей объединяет то, что они относятся к области детских верований, снов и фантазий.

Так в сознание детей внедряется иное, отличное от христианского мировоззрение, основанное на вере в то, что человек – именно и только человек – есть мерило всех вещей. Стирается грань между фантазией и истинной верой. То есть йети, пришельцы, Песочный человек, Зубная фея, Северянин, Пасха, Рождество, Бог – всё это, по мнению создателей мультфильма, стоит в одном ряду… Всё это как бы существует на самом деле, но только тогда, когда ты в это веришь. Именно и только человек утверждается единственным мерилом истины и реальности. Уравниваются вера в порождения человеческой фантазии и вера в Бога и проявления духовной жизни как высшей реальности.

И эта идея, в общем, вполне закономерное завершение долгого процесса обезбоживания, расцерковления западного сознания.

Эту мысль подтверждает и главный злодей – Кромешник, когда обращается к Ледяному Джеку:

«Если дети перестанут верить в то, что защищают твои друзья: в чудеса, надежды и мечты, – всё это исчезнет, а затем и сами хранители. И уже не будет ни Рождества, ни Пасхи, ни маленьких фей, которые прилетают по ночам. Не будет ничего – только страх. И тьма».

Согласно мультфильму, главный враг безмятежного детского счастья – страх. Но при этом декларируется, что страх сам по себе – абсолютное зло и это зло должно быть уничтожено. То есть главная дилемма не противостояние добра и зла и главный выбор не между добром и злом, а между безмятежностью и страхом. О том, что страх может быть следствием нарушения добрых законов жизни и предостережением от грозящей опасности, сигналом к исправлению, – ни слова. Всё, что нужно, – прогнать страх – и делай что хочешь. Ведь это очень по-западному, согласитесь. Тут больше, чем просто сказочный сюжет, – тут философия жизни. На этом, если угодно, основана вся современная психоаналитика. Важно не то, насколько твое поведение и твои поступки соответствуют понятиям добра и зла, а то, чтобы ты не испытывал страха, живя так, как тебе нравится. Страх возводится в степень главного и безусловного врага человека. Страх, а не зло. Больше того, именно страх и называется злом, и поиск средств его уничтожения есть поиск ключа к счастью.

А ключ простой – не верить в существование диавола и, следственно, не бояться его. Старая, как мир песня, придуманная самим же диаволом. Он именно всегда стремится делать свои дела так, чтобы оставаться незамеченным. И вот опять внушает мысль: не верьте в меня, не бойтесь меня, я существую только в вашем воображении, в ваших фантазиях и страхах. Живите как вам заблагорассудится и ничего не бойтесь, всё хорошо… именно всё.

И как итог звучит главная мысль мультфильма, высказанная Ледяным Джеком:

«Вместо того чтобы бояться – давай развеселимся».

Что тут сказать? Хорошая и нужная вещь – здоровое веселье и радость, но не они главное средство победы над злом и грехом, над страхом и болью, а вера в смерть Победившего и жизнь, согласная с Его правдой. Вот это разграничение снов и реальности кажется очень важным.

Хорошо это или плохо, но каждому ребенку придется раньше или позже расстаться с верой в Зубную фею, Пасхального Кролика и Ледяного Джека… но если с этими фольклорными персонажами прочно увязана вера в Бога, в духовную жизнь и таинства, если всё смешалось в одно, то маленького человека может ожидать катастрофа и опустошение. И вина за это будет на нас – взрослых, которые не сумели во время разграничить истинную веру и фантазии, духовную жизнь и мечты. Сны и реальность.

Как же хочется, чтобы живая, горячая вера в Бога, в духовный мир, вера, которая неизбежно должна пройти многие испытания в жизни, сохранилась в наших детях навсегда. Чтобы сны, какими бы они ни были прекрасными, не смешивались никогда в сознании наших детей с высшей и неизменной реальностью – с реальностью духовной жизни.

Священник Димитрий Шишкин
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий