Земля Тао-Кларджети, утраченная, но не забытая

16 мая 2013

Земля Тао-Кларджети, утраченная, но не забытая

Эта благословенная земля когда-то была частью Картлийского царства. Здесь зародилась одна из самых древних существующих и ныне царских династий Багратиони, здесь проповедовали апостолы, подвизались великие подвижники и святые… Величественные храмы, стоящие на этой земле, воплощают собой несокрушимый дух православной Грузии. Ни время, ни завоеватели не смогли полностью стереть их с лица земли. О ходе воссоздания древних святынь и связанных с этим проблемах рассказывает в своем интервью митрополит Боржомский и Бакурианский Серафим

 

– Благословите, владыка!

– Бог благословит!

– Владыко, расскажите, пожалуйста, о Тао-Кларджети.

– Тао-Кларджети является одной из самых древних исторических территорий Грузии, и доказательством тому – не только древнейшие православные монастыри и церкви, построенные на этой земле, но и тот факт, что именно из Тао-Кларджети, которая сейчас принадлежит Турции, произошел княжеский род Багратиони, давший начало царской династии Багратионов. Царский род Багратионов, которому уже более 1200 лет, происходит из местечка, которое называлось тогда Спери. И на протяжении многих веков, начиная с IX века, эта династия была связующим звеном, которое объединяло всю Грузию: и Восточную, и Южную, и Западную. По мере усиления влияния Османской империи и ослабления Грузинского государства (в силу разных причин, в том числе и средневековых междоусобиц), Грузия с шестнадцатого века начинает постепенно терять свои земли в этом районе. А в XVIII – XIX веках к Османской Империи была присоединена и сегодняшняя Аджария, которая была освобождена только в конце XIX столетия. А Тао-Кларджети так и осталась турецкой территорией.

– А когда конкретно Тао-Кларджети отошла к Турции?

– В XVI веке большая часть ее территории отошла к Турции, а в следующие века граница с Османской империей постепенно смещалась, приближаясь к центральной Грузии. Так что к началу XIX века уже вся Тао-Кларджети была под игом Османской империи.

– Владыко, скажите, пожалуйста, в каком состоянии были храмы Тао-Кларджети, построенные еще во времена Григория Хандзтели, до того, как эта территория отошла к Турции?

– Епископские кафедральные соборы были построены задолго до потери Тао-Кларджети. Более того, большая их часть построена еще до Григория Хандзтийского, священноархимандрита Тао-Кларджети. Однако некоторые строил или восстанавливал именно он. Известно, что на территории Тао-Кларджети действовали четыре основных кафедральных собора епархии: Ошки, Ишхани, Артануджи и Отхта Эклессия – это значит Церковь Четырех. Кафедральный собор в Ошки, основанный в 978 году, о котором сейчас идут многочисленные споры, известен тем, что именно здесь был создан так называемый Ошкский кодекс – первый полный перевод Библии на грузинский язык. Это удивительно, потому что многие современные демократические европейские государства только в последние века перевели Библию на свой родной язык. А в Грузии в 978 году уже был перевод Библии. Кроме того, мы знаем, что Георгий Святогорец перевел на грузинский язык и некоторые другие священные книги. Известно, что в Тао-Кларджети, как и по всей Грузии, проповедовали апостолы, и благодать апостольского служения, конечно, есть в тех краях.

После захвата этих территорий Турцией христианская жизнь там постепенно угасает, часть населения, в том числе, княжеские роды и дворяне переселяются в Центральную Грузию. И, начиная с XVI века, постепенно происходит насильственная исламизация. Несколько лет тому назад наш Священный Синод причислил к лику святых христиан, принявших в те времена мученическую смерть за веру Христову.

– А в каком состоянии находятся сейчас храмы Тао-Кларджети?

– К сожалению, за прошедшие годы, особенно за последнее столетие, состояние этих храмов стало плачевным. Есть храмы, возвышающиеся всего на метр – два над землей, они почти полностью разрушены, видны только отдельные фрагменты. В подобном состоянии находится храм в Бана – это известный собор, построенный в форме круга, и разрушенный сейчас практически до основания. Часть храмов находится в полуразрушенном состоянии, они имеют только стены и купол. А вот некоторые сохранились, поскольку там были открыты мечети; например, Пархали, Долис-Хана, Хахули, Урта.

В XIX и XX столетиях к разрушениям от времени и набегов прибавилось и кладоискательство. Во многих соборах, опустошенных, заброшенных, можно найти следы работы кладоискателей, и, хотя в Турции подобная деятельность запрещена, местные жители продолжают вести раскопки, поскольку бытует поверье, что в могилах захороненных здесь грузинских царей и князей спрятаны богатые сокровища. Этим наносится огромный ущерб церквям и прилегающим территориям, ведь ценность этих храмов определяется не драгоценными металлами и камнями, а тем, что там похоронены епископы, священники и другие известные люди, чьи могилы в данный момент фактически уничтожены. Но, несмотря на такие печальные выводы, и сейчас можно было бы проводить восстановительные работы, если бы на это было разрешение.

– Как мы знаем, Владыко, между Грузией и Турцией заключено соглашение о восстановлении храмов на территории Тао-Кларджети, и, согласно этой договоренности, Грузия взяла на себя обязательства восстановить мечети в городе Батуми. Интересно, кто был инициатором заключения данного соглашения?

– Действительно, между правительствами Грузии и Турции была достигнута такая договоренность. Я не могу точно сказать, чья именно это была инициатива, но, поскольку этот вопрос был актуален, обе стороны пришли к выводу, что надо искать какие-то пути решения данной проблемы. Дело в том, что на территории Грузии построено много мечетей, и этот договор дал мусульманскому населению страны возможность или реставрировать мечети или строить новые и в городах, и в деревнях. Но вопрос строительства в Батуми мечети султана Азиза, жившего в начале XIX века, не был согласован с местным населением. Вполне естественно, что люди выразили свой протест по этому поводу, тем более, что строительство мечети было запланировано в центре города, на том месте, где находятся могилы грузин, погибших в стычке с большевиками, а также в борьбе с турками, стремившимися в 1918 году оккупировать Грузию. Кроме того, местная мусульманская грузинская община заявила о том, что они не желают вмешательства турецкой стороны во внутренние дела Грузии. После этого и представители православного духовенства высказали мнение, что мусульманское население Грузии должно само, по соглашению с местной властью, определять, когда и где нужно строить мечети.

– Следует ли из этого, что мечети обмениваются на церкви?

– Думаю, такая мысль не беспочвенна, хотя определенно сказать трудно.

– Скажите, Владыко, а какие храмы будут восстановлены?

– Насколько я знаю, сейчас идет реставрация двух соборов, которые достаточно сносно сохранились, это – Ошки и Ишхани. Недавно по центральному телевидению Грузии была показана передача, посвященная этому. В ней рассказывалось, что грузинская сторона – грузинские архитекторы, реставраторы, археологи просят турецкую сторону дать им возможность принять участие в восстановлении этих храмов, поскольку начатые Турцией реставрационные работы, как отмечают грузинские специалисты, идут с грубым нарушением технологий и нужно гораздо профессиональнее подходить к подобным вопросам.

– Какой результат принесли эти переговоры? Учитывается ли позиция Грузинского Патриархата?

– Недавно праздновалось 1050–летие со дня основания кафедрального собора в Ошки. Эта историческая дата известна из летописи, а также выгравирована на стенах храма. На праздновании присутствовали представители Священного Синода Грузинской Православной Церкви, два митрополита, множество паломников, по случаю данного юбилея был отслужен молебен. Нужно сказать, что лет десять тому назад не могло быть и речи о том, чтобы грузинские священнослужители совершали богослужения в соборах, находящихся на турецкой территории. И местное население, и местная полиция всячески препятствовали этому, но постепенно, с Божьей помощью, такая возможность появилась. Теперь паломнические группы могут приезжать в Тао-Кларджети и служить молебны, что же касается совершения Литургии, то, к сожалению, это происходит довольно редко. Бывают и неприятности: в прошлом году одного из священников Боржомской и Бакурианской епархии, вместе со своей паствой отправившегося в паломничество в Тао-Кларджети, при переходе границы турецкие пограничники попросили снять рясу, объясняя это тем, что Турция – мусульманская страна, и желательно, чтобы он пересек границу одетым в мирскую одежду. На что наш священник, протоиерей, в знак протеста, вернулся в Боржоми, и паломники поехали без него.

– Вы говорите о нарушениях в ходе реставрационных работ, о том, что у священников нет возможности свободно передвигаться в священническом облачении…

– Лет десять – двенадцать тому назад появление православных священников у храмов в Тао-Кларджети вызывало недоумение и настороженность со стороны населения или полиции. За эти годы сам факт паломничества перестал вызывать удивление, и местные власти разрешили паломникам совершать небольшие службы. Что касается ситуации, подобной той, о которой я рассказывал, конечно, такие происшествия бывали. Хотя, в большинстве случаев, грузинским священникам не воспрещалось переходить границу в священническом облачении, в рясе, подряснике.

– Владыко, существует ли какой-либо план проведения восстановительных работ? Можем ли мы сказать, что через два года собор в Ошки будет отреставрирован?

– Ничего конкретного на официальном уровне мы не знаем, потому что когда в Ошки приехали наши представители – архитекторы, журналисты, они увидели там только рабочих, и поговорить со специалистами, отвечающими за реставрацию собора, не удалось. У грузинских специалистов есть проект по воссозданию соборов в Ошки и в Ишхани, есть проект восстановления храма в Бана, но мы не знаем, есть ли такой полноценный проект у турецкой стороны. Если бы у нас была такая возможность, нам дали бы право на проведение этих работ, Грузия сделала бы все, от нее зависящее, для реставрации этих соборов. Но факт остается фактом – эти храмы турецкая сторона восстанавливает самостоятельно, и как долго и насколько добросовестно будет делать это – я не знаю.

– Может быть, имеет смысл обратиться к международным сообществам за помощью?

– Насколько я знаю, грузинские реставраторы и архитекторы обращались в ЮНЕСКО с просьбой о том, чтобы к этой работе были подключены международные специалисты, поскольку эти храмы включены в список древнейших памятников архитектуры. Надеюсь, что ЮНЕСКО откликнется на просьбу Грузии, потому, что я лично сомневаюсь, что турецкая сторона сможет одна полностью восстановить огромные соборы десятого века, масштабы которых впечатляют и сейчас. Для того, чтобы воссоздать их, нужны огромное желание, любовь и профессионализм. Можно только надеяться, что у турецкой стороны хватит на это сил. А у нас, в Грузии, нет такого православного мирянина, нет такого православного священнослужителя, который ни мечтал бы принять участие в восстановлении этих древних храмов. У всех есть желание, у всех есть эта внутренняя потребность. Я тоже бы с удовольствием принял участие и в расчистке, и в земляных работах, и в молитве.

– Как Вы думаете, Владыко, будет ли разрешено духовенству Грузинской Православной Церкви свободное передвижение по территории Тао-Кларджети и служение в восстанавливающихся храмах в будущем?

– Я думаю, такая возможность в будущем появится, поскольку верующие уже приезжают туда. Помню, лет двадцать назад, когда наши паломники заходили в эти храмы с горящими свечами в руках, местные жители вызывали полицию. Тогда это было в диковинку, они нас не понимали, думали, наверно, что грузинские паломники будут отрицательно влиять на них. Но вот прошли годы, и местное население Тао-Кларджети и Каппадокии свыклось с паломниками, и даже видит в этом возможность заработка. Для них это удобно и желательно. Надеюсь, что в будущем у нас появится постоянная возможность совершения основных религиозных обрядов – молебнов, Литургий – сначала в полуразрушенных храмах, а постепенно мы сможем договориться и о воссоздании хотя бы главных соборов, таких как Ошки, Ишхани, Ханцта и Отхта Эклессия. Они не разрушены до основания, поэтому их сравнительно легко восстановить. Я надеюсь на это, надеется на это и верующая паства.

– Кроме исторического значения, несет ли духовную пользу для православных верующих восстановление этих храмов?

– Восстановление этих церквей принесёт великую духовную пользу не только грузинским паломникам, но и вообще всем православным, ведь земля Тао-Кларджети не только исторически и духовно значима, но и необыкновенно красива. Думаю, что располагающие к размышлению и молитве здешние древние церкви, дающие верующему сердцу мощный духовный импульс, привлекут паломников из разных стран, в первую очередь, верующих из России и Европы. Художественное богатство сохранившихся деталей убранства храмов говорит о былой насыщенности религиозной жизни на этой земле, и мощный отголосок ее и сегодня слышен душе, стремящейся к Богу.

– Скажите, Владыко, обсуждается ли Турцией и Грузией вопрос о собирании археологических находок и об открытии музея для паломников, историков и так далее?

– Это очень хорошая мысль, но, насколько я знаю, такой вопрос еще не обсуждался, хотя мне кажется, что этот вопрос надо обязательно обсуждать, и на самом высоком уровне. Я думаю, что если мы хотим придать цивилизованный европейский уровень отношениям между нашими государствами, такой подход очень уместен, целесообразен и, кроме того, послужит доказательством уважительного отношения друг к другу независимо от религиозной принадлежности.

С митрополитом Боржомским и Бакурианским Серафимом (Джоджуа)
беседовал Шио Отарашвили
Фото: Буба Кудава
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий