Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина

21 мая 2013

Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина

В день Победы в Великой Отечественной Войне редакция портала pravoslavie.ru решила отметить тем, что опубликовала статью Тимура Давлетшина, посвященную, как сказано «концепции «уранополитизма», активно распространяемой среди учеников и последователей убиенного священника Даниила Сысоева». Не принадлежа к числу учеников отца Даниила, но зная весьма многих из них, я был удивлен появлением сумбурной статьи постоянного критика уранополитизма на уважаемом сайте, а также весьма озадачен вышеуказанной формулировкой. Оказывается, среди учеников убитого иерея распространяется некая концепция, да ещё и активно. Надо ли это понимать так, что некие внешние силы заняты подобным распространением? Тогда, что это за подвижники, взявшие на себя такую миссию? Ведь ученики и последователи священника Даниила Сысоева не объединены в какую-то единую организационную структуру, но рассеяны по разным храмам и даже городам. Или редакция хотела сказать, что именно ученики отца Даниила распространяют эту концепцию? Почему же так и не сказала прямо? Не записать ли в число таких учеников и последователей руководителей и сотрудников магазина «Сретение», где, насколько я знаю, продаётся книга «Гражданин неба», являющаяся подборкой «уранополитических» текстов из «живого журнала» о. Даниила? Если в ней есть какие-то мнения, противоречащие Православной вере, то почему она там продаётся, а если в ней не содержится подобного, тогда зачем редакция пугает нас примером латинян, исказивших догматы веры?

Напротив, редакция как будто даже утверждает, что «учение об уранополитизме можно было бы принять как вполне ортодоксальное, ибо все православные христиане призваны стремиться к Небесному Отечеству», но тут же исключает такую возможность, ввиду того, что иереем Даниилом Сысоевым «патриотизм христианина» объявляется идолопоклонством, а «любовь к земному Отечеству – запретной и недостойной истинного христианина». Понятна озабоченность редакции подобным мнением, но непонятно, почему отцу Даниилу именно такое мнение приписано. Неужели, чтобы было легче опровергнуть?

Мне не ведомо, как бы отец Даниил сам ответил на эту статью, могу лишь ответить от себя, изложить собственное мнение и засвидетельствовать то, что я лично слышал от него сверх того, что он успел написать в livejournal.

Ответить довольно просто, поскольку для отца Даниила (как и для меня) патриотизм – это прежде всего идеология, а не «просто любовь к Родине» и тому подобное. Не принято употреблять слово на «-изм» для обозначения «просто любви» или «просто чего-нибудь». Как правило, существительное с этим суффиксом обозначает либо идеологию, либо заболевание. Причём, корень слова указывает на высшую в данной идеологической системе (мировоззрении) ценность или на предмет страсти.

Алкоголизм – непреодолимая страсть к алкоголю, ставшая уже органическим заболеванием. Коммунизм – примат общности от собственности на средства производства вплоть до обобществления женщин, мечта «без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитьем» – коммуной. Капитализм – примат капитала, идеология и деятельность, направленная на увеличение этого самого капитала, в качестве основной цели. Либерализм – идеология примата индивидуальной свободы. И так далее. В обычном языке мы вообще употребляем термин, когда что-то «не просто». Например, для обозначения чувства любви матери есть прекрасное словосочетание – «любовь к матери». Оно всем понятно, хотя это чувство столь же трудноуловимо для определения, сколько и подвержено искажениям. Однако, если мы говорим о чём-то определённо не простом, мы употребляем слово «инцест». То есть используем специальный термин.

Если бы оппоненты так и говорили о любви к Родине, нам бы нечего было возразить, кроме одной всем известной вещи, о которой скажу чуть ниже. Но когда нам предлагают термин «патриотизм», мы как минимум должны поинтересоваться, почему недостаточным оказалось обычное и устойчивое словосочетание.

Предположим, что патриотизм – это только любовь к Отечеству, без каких-либо идеологических и политических нагрузок.

Тогда любой христианин не может не вспомнить слова Христа:

«если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк.14:25).

Здесь, чтобы не увеличивать чрезмерно объём текста, я не буду приводить многие святоотеческие толкования слов Господа, поскольку каждый читатель может легко их найти, ограничусь лишь кратким словом из блаж. Феофилакта Болгарского:

«Он заповедует нам ненавидеть родителей тогда, когда они угрожают опасностью богопочтению».

Для меня очевидно, что это относится и к земному Отечеству, которое не может быть ближе человеку, чем его отец, мать и тем более жена, единая с ним по плоти. Не знаю, найдётся ли такой православный христианин, которые будет утверждать обратное… Впрочем, с удовольствием рассмотрю его аргументы, если такой обрящется, а пока продолжу рассуждение.

Если нечто земное, несомненно включая и земное отечество, бывает помехой для жизни во Христе, это земное необходимо решительно отвергнуть ради Христа, ради Царства Небесного. Сейчас я не говорю, в каких случаях это может случиться. Речь идёт о принципе. Если вы не готовы отрешиться от привязанности и любви к чему-то земному ради небесного, если у вас ценностная иерархия предполагает, что выше небесного и вечного может оказаться что-то земное и временное, то вы по слову Христа, по слову Церкви – не христианин. Не ученик Христа, вы не можете им быть.

«Жестоко есть слово сие! кто может его послушати?» (Ин. 6, 60), а что вы хотите? Это Новый Завет. Если вы ещё не поняли, насколько он нов, вам предлагается об этом особо подумать.

Собственно, это и утверждал отец Даниил в приведённом Т. Давлетшиным определении:

«Уранополитизм – это … учение, утверждающее главенство Божественных законов над земными, примат любви к небесному Отцу и Его Небесному Царству над всеми естественными и греховными стремлениями человека…» и далее по тексту.

Осмелюсь повторить ещё раз эту мысль другими словами – если вы не уранополит, то вы и не христианин. И только в рамках уранополитизма вы можете быть одновременно христианином и патриотом земного отечества, повторяю, человеком, просто испытывающим некую естественную любовь к месту своего происхождения и то лишь тогда, когда это не вступает в противоречие с небесным призванием.

Если же патриотизм есть всё-таки идеология, в которой присутствует безусловный ценностный примат земного отечества над всем остальным, то никакой патриот не может быть христианином. В принципе. По определению.

Пожалуй, вот и всё, что кратко можно сказать про взаимоотношение понятий уранополитизма и патриотизма (в скобках упомянем также национализм, либерализм, космополитизм и прочая, и прочая, и прочая).

Я был свидетелем споров отца Даниила в интернете и, как говорят, «в реале». Спорил с ним сам, убеждал его, убеждался его доводами. Некоторые конкретные его мысли и оценки, в частности, оценки отдельных исторических личностей, были им отвергнуты полностью или подверглись коррекции, более или менее значимой. Поэтому разбирать сообщения в его «ЖЖ», посвященные генералу Власову, Деникину и другим людям, не считаю правильным, поскольку требуется проанализировать не только слова, но и даты. У батюшки не было времени вполне и всесторонне изучить всю информацию по каждому отдельному вопросу и случаю, рассмотреть житие каждой личности, как он поступил бы при подготовке какой-то книги или статьи, а не рядового «поста», подчас находясь под впечатлением момента.

Не имея возможности, да и желания, вступать в споры от имени священномученика, считаю своим долгом пару слов сказать о статье Т. Давлетшина и избранной им манере письма. Хотелось бы верить, что я сужу пристрастно, но при чтении этого текста меня не оставляет чувство, что Тимур Хамзатович пишет так, как будто предполагается, что отец Даниил ему также ответит, то есть письменно, статьёй. Постоянные не относящиеся к делу вопросы, манера подачи цитат и их разбора не выглядели бы так, если бы оппонент пребывал в теле. Дай Бог мне ошибиться, но мне кажется, что автор спорит больше не с идеями отца Даниила, а лично с ним.

Например, он недоумевает:

«мне непонятно, почему человек, который любит свою земную Родину (Россию, Грузию, Сербию…), не может чувствовать себя странником и пришельцем на Земле и стремиться к Небесному Царству? И множество православных святых не видело никакого противоречия между любовью к Отечеству и любовью к Богу».

Выше было достаточно показано, такое может случится. Господин Давлетшин мог бы понять это, просто внимательно перечитав им самим отобранные цитаты. Если бы о. Даниил был жив по плоти, такая невнимательность к его текстам была бы простительна, поскольку мог бы ещё раз повторить сказанное. Но когда мы имеем только тексты, но не надежду услышать от их автора дополнительного истолкования, требуется сугубое внимание и исследование имеющегося, а не псевдориторические вопросы.

Ещё характерный пример:

«В другой своей статье из «Живого журнала» – «О словах святителя Филарета» – отец Даниил пишет: «Нет такой заповеди, что любить земную родину, но есть прямая заповедь почитания и покорности властям… Писание и Предание (то, чему учили все, всегда и повсеместно) не признает в принципе двойной родины у христиан. У нас есть одна Родина – небо, и есть гостиница, где мы сейчас странствуем… А что касается православных патриотов, которые желают служить двум господам, то про них сказал апостол Иаков: «Человек с двоящимися мыслями нетверд во всех путях своих» (Иак. 1: 8)».

Итак, из этих двух статей отца Даниила Сысоева следует, что христианский патриотизм, по сути, несовместим с христианством. Нельзя служить Отечеству земному и Богу одновременно, это значит – служить двум господам. Эта мысль сильно удивила меня. Во-первых, «второй господин» в Евангелии от Матфея – мамона, бог богатства, не имеющий никакого отношения к патриотизму, и Спаситель в этом месте изобличает стяжательство и стремление к роскоши, а никак не служение Отечеству. Я думаю, что большинство православных христиан понимают разницу между бескорыстным служением Отечеству и служением мамоне. И апостол Иаков под человеком «с двоящимися мыслями» подразумевал вовсе не патриотов, а тех, кто просит у Бога, сомневаясь».

Во-первых, что помешало Т. Давлетшину привести заповедь о любви к земной родине? Дело было бы сразу решено. Но Т. Давлетшин почему-то не приводит такой заповеди, как не привел её никто при жизни отца Даниила. Странно, не правда ли? Неужели такой заповеди нет? Но раз нет заповеди, нет и добродетели, нет и награды на небесах. А если так, то быть патриотом – не похвально, не быть им – не предосудительно. С христианской точки зрения, разумеется, не с точки зрения ветхого человека.

Что так удивило критика, если он прочёл текст отца Даниила, который сам выбирал для иллюстрации? Ведь чуть выше он цитирует следующее:

«эта идеология просто мешает человеку исполнять евангельские заповеди, она привязывает к тленной земле и заставляет забыть о небе. Еще раз повторюсь, что чувство, что место, где ты родился, тебе нравится, – для спасения безразлично. Это просто дело вкуса. Но превращать вкусовые пристрастия в добродетель – это значит удалять себя от Бога Небесного».

Чёрным по белому – мешает человеку «идеология», а не служение как таковое. Не мешает же при прочих равных почитание властей и покорность им, на каковую заповедь он ссылается. А идеология патриотизма, равно как и идеология коммунизма, либерализма или хотя бы фрейдизма, мешает, ибо разрушает христианскую систему ценностей и возводит собственную, где на месте Бога и Его Царства восседает коммуна или либидо, а то и они, вместе взятые.

Когда вещь, безразличная для спасения, оказывается во главе угла, она мешает спасению. Уже тем, что отнимает время. Разве не ясно?

Более того, прозрачна и другая мысль отца Даниила – превращать вкусовые пристрастия в добродетель опасно и губительно как в смысле создания ложной цели, так и в плане возгревания гордыни и тщеславия. Потому что не трудно мнить себя добродетельным, считая добродетелью нечто приятное и удобное к совершению.

Во-вторых, огорчительно то, как Т. Давлетшин оперирует словами Писания, редуцируя их смыслы к буквальному и непосредственному значению. Разумеется, «большинство православных христиан понимают разницу между бескорыстным служением Отечеству и служением мамоне», но большинству тех же христиан известно, что возможно вполне бескорыстное служение страстям блуда, тщеславия, уныния и прочим, которые становятся такими же идолами, как и страсть сребролюбия. Да, ап. Иаков не имел в виду именно патриотов, когда писал о людях с двоящимися мыслями, но по толкованию того же блаженного Феофилакта:

«мужем двоедушным апостол называет неустановившегося, который не стремится крепко ни к будущему, ни к настоящему, но носится туда и сюда и придерживается то будущего, то настоящего… Почему же назвал его двоедушным? Потому что он не стремится с уверенностью ни к настоящей, ни к будущей жизни»

Не составило бы труда, разве что отняло много времени, подробно опровергнуть выводы, которые делает Т. Давлетшин в статье, показать несостоятельность его выкладок, когда в любителей земного отечества он записывает святых, например, таких, как преподобный Сергий Радонежский, который – вот опять незадача! – ни разу не упоминает ни Родину, ни Отечество, при благословении князя Димитрия на бой с татарами, но сам предлагает сперва откупиться, дать дары и поклониться (!): «Почти дарами и воздай честь нечестивому Мамаю; да, видев твое смирение, Господь Бог вознесет тебя, а его неукротимую ярость и гордость низложит» (по Иловайскому Д.И.), когда же узнаёт, что это не возымело действия, призывает сражаться... за Родину? За отечество? Отнюдь нет!

«Мир вам, братья мои, твердо сражайтесь, как славные воины за веру Христову и за все православное христианство с погаными половцами». И осенил Христовым знамением все войско великого князя – мир и благословение» (Сказание о Мамаевом побоище).

За веру, за всё православное христианство, то есть не за границы, не за территорию, не за соотечественников-язычников, а и за православных иностранцев, случись такая возможность. Это слова патриота?

К сожалению, приходится констатировать факт – содержательной дискуссии с патриотами почти никогда не получается. Зато эмоций – аж через край, а жонглирования цитатами, ухода от темы и прочих софизмов хоть отбавляй. Казалось бы, чего проще было нас с отцом Даниилом убедить? Приведи, если не прямую заповедь, то сколько-нибудь достоверное согласие святых отцов о добродетели любви к земному. Но нет, всё происходит, как в сказке Пушкина: ничего не сказала рыбка, лишь хвостом по воде плеснула. Но в данной статье уже и по Бурбулису: целились в уранополитизм, а попали в о. Даниила. Или – в него и целились?

Чтобы не заканчивать на грустной ноте, прошу читателя спокойно задуматься над следующими словами Писания, конечно же, опираясь не на свой собственный ум, а на соборное мнение Церкви, на согласие отцов, говоря научно, consensus partum:

Св. Ап. Павел в Послании к Филиппийцам (гл.3) Святым Духом пишет:

«Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего. Для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа».

В это «всё», следует ли включать также и земное отечество? То есть счесть его тщетою, сором?

Или следует читать, мол, «всё, кроме земного отечества» надо почитать за сор... Нет, кажется сказано буквально – всё. Без исключений.

Что такое этот «сор»?

Дабы меня здесь не обвинили в пристрастности, сошлюсь на протод. Андрея Кураева («Дары и анафемы»):

«Сор в последней фразе – это σκυβαλα (σκυβαλον) по-греческому оригиналу и stercus в древнейшем латинском переводе. Откройте словари и посмотрите значения этих слов. Значение “сор” там не встретить. Это – навоз, кал, испражнение, дерьмо.

Еще прежде апостол Павел назвал дохристианские религиозные установления (даже не языческие, а собственные, еврейские, ветхозаветные!) «тщетой». Тщета по гречески – ζυμια: убыток, ущерб, вред. От этого «вреда» апостол Павел «отказался». Употребленный им глагол – εζημιωθην – не просто отстранился, а убежал как от чего-то крайне опасного».

Наконец, простейший вопрос. Что нам говорит Священное Писание, где находится отечество христиан?

«Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (Флп.3:20).

«Жительство» – здесь το πολιτευμα, отечество, гражданское состояние.

Бл. Феофилакт Болгарский:

«Итак, мы должны думать о вышнем, должны стремиться к нашему отечеству, где нам назначено жить, так как Господь и Царь наш там, и оттуда мы ожидаем Его пришествия во славе Отца со святыми ангелами. Итак, и место, и лицо должны возбуждать вас к стыду».

Александр Люлька

pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий