«Спасайся на горе». Фильм о литургии на Эльбрусе

06 июня 2013

«Спасайся на горе». Фильм о литургии на Эльбрусе

«Жизнь или кошелек, – я бы так эту статью назвал», – смеется автор фильма «Спасайся на горе» иеромонах Игорь.

«Почему?!» «А потому, что нельзя служить одновременно Богу и маммоне. Знаете историю Лота?»

История Лота, рассказанная автором фильма

– Лот был праведник, замечательный человек, единственный, кто пошел за своим дядей неизвестно куда, когда Господь сказал Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе (Быт.12:1).

Но Лот пытался совместить две несовместимые вещи: жизнь с Богом, – благочестивую, праведную, – и жизнь, как бы мы сейчас сказали, комфортную.

Наступил момент, когда им с дядей стало тесно, Авраам предложил Лоту выбрать сторону, в которую тот пойдет, и Лот выбрал.

А где были самые лучшие, злачные места для пастбищ? Под стенами Содома и Гоморры. Вот там Лот и поселился. Стада его умножались, он богател, торгуя с содомлянами и ведя с ними дела, но, заметьте, старался при этом жить праведно, уединенно, и с ними не смешивался.

Потом, видя богатство этих городов, на страну напали.

И Лот пострадал вместе с содомлянами, – как и они, лишившись своего имущества, был уведен в рабство. Авраам выручил его, освободил, и что же? Лот должен был бы одуматься. Но нет.

Он пошел и поселился уже даже не подле, а прямо в самом Содоме, решив, что спасение – за высокими городскими стенами. Он по-прежнему пытался совместить несовместимое: служение Богу и сытую, удобную, комфортную жизнь, – служение маммоне,

До времени это получалось. А чем закончилось, мы знаем.

Он чуть не погиб с жителями города – ради выгоды, ради торговли. Господь спас его как праведника, вывел из Содома, но все, что Лот нажил, осталось там. Ничего он не смог взять с собою.

И жена его там осталась – оглянулась и стала соляным столпом.

А дочки, когда уже, казалось бы, спаслись, пошли на страшное преступление: напоили своего отца, согрешили кровосмешением и зачали от него детей, – как говорят святые отцы, думая, что никто больше не выжил. Они знали, что совершают, но они выросли в Содоме и считали, что может быть, не так это и страшно, раз нужно продолжить род.

И когда Лот узнал, что случилось, то взялся за голову и убежал от них. О том, что было дальше, Священное Писание умалчивает, но Предание говорит, что Лот вернулся к Аврааму, и тот сказал ему: «Где твои стада? Где твои деньги? Где твое серебро? Твои дочери, твоя жена – где они? Ничего у тебя больше нету. Так иди и заботься теперь только об одном: чтобы не погибла твоя душа». Чем он и занимался в продолжении всей оставшейся жизни, – взрастил древо послушания, ставшее впоследствии Животворящем Древом, на котором был распят Господь.

Такая история. А смысл ее – в том, что никто не может служить двум господам.

Не можем и мы в XXI веке служить одновременно Богу и маммоне.

Пора вернуться на Кавказ

Спасение невозможно без подвига, без утеснения себя, и это – одна из главных тем фильма «Спасайся на горе», в основу которого легла история экспедиции на Эльбрус, предпринятой с тем, чтобы отслужить на вершине самой высокой горы России и Кавказа Божественную литургию.

Мотивы подобных действий не сразу понятны со стороны. Зачем, к примеру, епископ Нарьян-Марский, Преосвященный Иаков идет с экспедицией на Северный Полюс? Зачем некий иеромонах вместе с друзьями карабкается на высочайшую гору Кавказа и России, на вершине которой в палатке, сдираемой яростным ветром, служит, отогрев на пару окаменевшие от мороза просфоры, Литургию, – полным чином, не торопясь, там, где опытные альпинисты не находятся более нескольких минут?

Восхождение духовное невозможно без физического труда, – вот одна из главных тем фильма «Спасайся на горе», и можно было бы сказать, что это известная мысль, не будь она известна нам главным образом в теории.

Люди стараются во все привнести комфорт – хотят быть христианами и одновременно жить «как в Европе». Современному христианину, например, ничего не стоит на время разрешить себя от поста, если на него приходится день рождения, да и вообще среды и пятницы сегодня мало кто держит.

«Сегодняшний христианин хочет по-демократически разделить себя между миром и заповедями Евангелия», – пишет Михай Кристя, говоря о том, что «веру свою мы зачастую исповедуем на половину или на четверть, чтобы “не соблазнить” мир, а на самом деле, чтобы не лишиться одобрения мира и дружбы с ним».

Это приводит в том числе и к тому, что пока мы стесняемся быть такими «косными» или «старомодными», как наши предки, исконно христианские земли заполняются людьми, не принимающими Христа и исповедующими совсем другие ценности.

В день славянской письменности и культуры мы с автором фильма иеромонахом Игорем (он в Москве фильм заканчивал) отправились на Красную площадь, где был большой концерт: выступали 2000 хористов. Публика пришла, но не то, чтобы заполнила площадь до отказа – тем более, что накануне прошел сильный дождь. Мокнуть никому не хотелось. Мне по интеллигентской привычке всё не нравилось: и ходившие в небе тучи, и ведущие, и усы у солиста... Вдруг слышу: «А представляете себе, если бы мусульманам дали на Красной площади что-нибудь подобное устроить? Они бы все пришли, - все, что в городе есть. Продемонстрировали бы своё единство. А нам – ничего не надо». И это правда.

Но пора вернуться к фильму, Северному Кавказу и восхождению на Эльбрус, Божие благословение на которое явилось в том числе и в чудесном явлении Иверской иконы Пресвятой Богородицы в храме, где служит отец Игорь.

Явление Иверской иконы

Жил-был один человек, раб Божий Сергий, который все не мог понять, нужно ли ему идти монашеским путем или следует жениться. Была у него любимая икона, Иверской Божией Матери, покровительница монашества, которую он возил с собой, пока несколько лет скитался по Отечеству, но так все устроилось, что в итоге он женился. И он повесил икону в красный угол. И вот однажды явилась ему в тонком сне Пресвятая Богородица и повелела отдать Свою икону в храм святого великомученика Георгия Победносца в Тырныаузе. Он какое-то время медлил – потому что очень любил этот образ, – но, в конце концов, препроводил. И на Преображение Господне икона в храм и пришла. А как раз на следующий день начиналась экспедиция.

Взяв икону с собой, иеромонах Игорь и его друзья – певчий из Москвы Виктор Арчвадзе и профессиональный путешественник Александр Волощук – вышли на восхождение.

Последняя часть которого оказалась очень тяжелой.

Об этом ни слова нет в фильме – как поднявшись на седловину между вершинами, они едва не отступили назад. И как по всей седловине раздавался вой, а животных тут никаких не бывает. И как они молились – «Господи, помоги, Божья Матерь, помоги, все святые, помогите!» – и чуть не плакали, из последних сил взбираясь вверх с тяжелой ношей (палатка, облачение, кадило, все, необходимое для службы, – а в разряженном воздухе каждый грамм имеет огромный вес).

А о том, как начали служить Литургию, и налетела страшная непогода, будто все окрестные бесы восстали против них, – об этом в фильме есть. И о том, как точно на «Милость мира, Жертву хваления», воссияло солнце, тоже.

Но весь фильм не перескажешь, и все его смыслы в одной статье не передашь.

Поэтому скажем только ещё об одной его теме.

«Горы учат богопознанию. Белизна ледников, ослепительная при солнечном свете, как поверхность огромных зеркал, и отливающая голубизной в лучах зари, – это образ души, погруженной в молитву и созерцание, в которой отразился Фаворский свет Преображения, свет, который делает душу ангелоподобной и прекрасной», – пишет архимандрит Рафаил (Карелин), чьи слова вы тоже услышите в этом фильме). Лучше отца Рафаила, называющего Кавказ «троном Божества», о горах, пожалуй, никто не писал.

И когда смотришь на мир с вершины горы, то видишь его совсем по-другому.

Вон, цепляя облака, высятся рубленые скалы Северного Кавказа. За ним, до самого Белого моря, простирается Россия. С другой стороны, за главным Кавказских хребтом, лежит Грузия – древняя Иверия, первый Удел Божией Матери. В хорошую погоду с вершины Эльбруса можно разглядеть Черное море.

«Здесь, у Главного Кавказского хребта, мы представляем себя стоящими у амвона. Если всю Россию представить храмом, то, несомненно, ее амвоном станут предгорья Кавказа, потому что там, за хребтом, за Кавказом, находится Алтарь: Святая Земля», – любит повторять епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт.

А все вместе – Божий мир. В который мы пришли, чтобы служить Богу, а не себе и маммоне.

Так что, пожалуй, жизнь, а не кошелек.

Анастасия Рахлина
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий