Смотреть на все по-христиански. Мысли о воспитании детей

26 августа 2013

Смотреть на все по-христиански. Мысли о воспитании детей

«Что есть истина?» – с таким вопросом обратился ко Христу Пилат в один из решающих моментов всемирной истории (Ин. 18,38). Спросил, не ожидая ответа, потому что знал правду античного мира: истина у каждого своя. Этому Пилата научили античная философия и искусство. Пифагор, Диоген, Платон, Сократ, Аристотель и многие другие создавали свои философские школы, и каждое течение думало, что истина принадлежит им. Так появились стоики, гедонисты, эпикурейцы, агностики и прочие, «им же несть числа», и каждый твердил свое. Слова Пилата объяснимы: разве можно всерьез говорить об истине, если ее просто не существует?! Но перед ним стоял Человек, который спокойно и внятно сказал о себе: «Я есмь …истина (Ин. 14,6)». Услышать эти слова Пилат не мог, потому что надо внутренне дорасти до того, чтобы суметь услышать это из Его уст. Дорасти до меры самарянки и слепорожденного.

В конце книги пророка Ионы Господь, обращаясь к пророку, говорит: «Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой» (Иона 4,11). Тут, чтобы подчеркнуть величину города, указывается на количество младенцев в нем – больше 120 тысяч. Но можно понимать эти строки и в переносном смысле. Не умеющие отличить правую руку от левой – это и те, кто не могут отличить добро от зла, истину от лжи, добродетель от порока. В какой-то степени – это все мы. Но более всего – люди, не верующие в Бога, не имеющие ясного критерия истинности и добра – непорочной истины Христовой.

В наше время глобальной апостасии весь мир разучился отличать «правую руку от левой». Поэтому полным ходом идет легализация того, за что раньше казнили и ссылали: аборты, однополые связи, эвтаназия, наркомания, колдовство и прочее. Об этом уже написаны тысячи страниц православными авторами, и я хочу обратить ваше внимание на другой аспект. Меня больше волнует вопрос подмены понятий. Когда не можешь отличить добро от зла, то легко можно принять зло за добро и убежденно доказывать это всем. И если человек имеет талант режиссера, или музыканта, или писателя, то он пользуется своим талантом, чтобы донести до окружающих свою позицию. А ведь одаренный человек может так преподнести продукт своего мышления, что, только опираясь на внимательный анализ, можно в нем отличить хорошее от дурного. Что неподготовленный читатель, слушатель или зритель часто сделать не в состоянии.

Я уже слышу в ответ слова многих православных родителей, что нужно воспитывать детей без телевизора. Боюсь, что я не согласен с вами. Точнее, согласен не на 100 процентов. Христианство – не секта, в которой отказываются от всего. Христианство – религия преображения. Как Христос преобразил нашу человеческую природу, так будет преображен и весь мир в конце времен. И так христианство преображает жизнь христианина уже здесь, на земле. И это преображение должно коснуться всех сторон нашего бытия. И поэтому я, конечно, за то, чтобы дети много читали, но кое-что еще и смотрели. Только смотрели бы по-христиански. Конечно, не все подряд, но некоторые передачи и фильмы. Полезен ли документальный фильм «Форпост»? Несомненно. Ну, а фильм «Земное и небесное»? Да. А художественный фильм «Поп»? Отличный фильм. А советский фильм «Не покидай», который, наверняка, помнят многие? Хороший поучительный фильм. «Приключения Электроника»? Возможно. Вот так мы потихоньку добрались до сферы, где уже нужно думать. «Приключения Электроника» – фильм, конечно, фантастический. Его главную идею можно охарактеризовать так: чтобы стать настоящим человеком, нужно потрудиться. А настоящий человек – это человек честный, порядочный, хороший друг. Идея вроде бы вполне советская, как она сочетается с христианством? Объясню. Дело в том, что есть фильмы однозначно добрые и светлые, и всем понятно, что их можно и нужно смотреть. Есть фильмы откровенно злые и демонические, и всем ясно, что их смотреть нельзя. Проблема заключается в том, что и тех, и других фильмов – 5-10 процентов в общей массе. Остальные же – фильмы неоднозначные, в них встречается и добро, и зло. Все знают, что сатана никогда не предлагает совершить абсолютное зло человеку (разве что падшему), но всегда смешивает зло с добром, чтобы этим «условным» добром легче было соблазнить. И основной вопрос для нас заключается в том, как отличить в этом громадном объеме видеопродукции полезное для души от замаскированного зла, благородный гриб от поганки?

«Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1 Ин. 4,1-3). Так предлагает апостол выходить из затруднения.

Будем, о возлюбленные, проецировать слова апостола на наш экран. Если мы задумаемся, то уверенно сможем любому фильму или книге отвести место по ту или иную сторону баррикад. Потому что у нас есть то, чего не было у Понтия Пилата – ясный критерий истинности, ключом к которому является душеполезность того или иного произведения. Тут главное – не подходить схематично. Та книга или картина, которая учит смирению – однозначно наша. Та, что учит жертвенной любви, дружбе, размышлению – тоже наш союзник. Как говорят критики, самое лучшее произведение о любви – то, в котором не употребляется слово «любовь», а говорится о ней между строк. Ведь так можно и христианство проповедовать, не произнося слово Бог (даже молча). Но чтобы можно было предложить такое произведение для просмотра, нужно самому уметь мыслить и научиться разбирать его по косточкам. Да, да, это то же самое, что мы в школе проходили. Помните вопрос учительницы литературы, в ответ на который все дружно молчат? Это вопрос: «Что хотел сказать автор?» Но если за школьной партой этот вопрос мучил нас только 45 минут, то сегодня он становится вопросом жизни и смерти. Духовной жизни и духовной смерти для нас и наших детей. Все равно наши дети будут смотреть телевизор, все равно они будут читать сомнительные книги. Сейчас или потом – неважно. Важно заранее выработать у них эстетический вкус и навыки анализа, чтобы под видом «шедевра», им не подсунули то, что окажется прогнившим насквозь или ядовитым.

Что хотел сказать автор? Этот вопрос я неизменно задаю своим детям после просмотра нового фильма или мультфильма (который сначала внимательно смотрю сам). Задаю этот вопрос уже в течение пары лет, еще с тех пор, когда дети не могли понять, кто такой этот таинственный «автор». И кое-какие сдвиги видны. Дети начали задавать этот вопрос уже сами себе, даже если меня нет рядом. Недавно они без меня смотрели один из новых американских фильмов с типичным американским юмором и без идеи. Все дружно смеялись убогой комедии положений, но после просмотра взялись анализировать, в чем же, собственно, идея фильма. И пришли к выводу, что фильм – абсолютно бессмысленный. И это меня порадовало. Вы спросите, чему же тут радоваться, если они все равно досмотрели до конца? Дело в том, что дети отвергли фильм и его идею. Они прикоснулись к ней, но не впитали ее. А это уже победа. Когда что-то нам нравится – мы принимаем это в себя, в свою душу, и идея автора становится нашей. Таинственно душа зрителя (читателя) и автора соприкасаются. Поэтому святые отцы запрещали людям неискушенным в вере читать еретические книги – чтобы ненароком не соблазниться чужой идеей. Так же опасно смотреть плохие фильмы.

Но если мы всегда будем помнить, что основа истинного восприятия мира – это истина Христова, нам будет легче. Начинать надо с малого. Попробуйте предложить вашим детям найти авторскую идею в простой сказке (ну, естественно, и сами подумайте над этим). В чем смысл сказки «Колобок»? В конечном итоге, главная идея сказки – смирение. Колобок был тщеславен – поэтому и погиб. Значит, чтобы не погибнуть, нужно быть смиренным. Кажется смешным размышлять над такими ответственными, серьезными вопросами на примере детской сказки. Тем не менее, когда я прошу ребенка или взрослого сформулировать основную идею «Колобка», «Красной Шапочки» или «Трех поросят», редко кто справляется с этой задачей. На самом деле, идея «Трех поросят», например, очень интересна. Двое поросят были ленивы, и лень свою прикрывали и оправдывали хвастовством. Третий же поросенок был трудолюбив, кроток и снисходителен. В этой нехитрой сказке мы четко видим, как один грех цепляется за другой, образуя целую «порочную» цепь, которой связывается грешник. Но и добродетели не живут в сердце по одиночке: одна пробуждает другую. Любая истинная добродетель смиренна и целомудренна. Вот такое недетское богословие в детской сказке – и это только часть проблем, которые подымаются в «Трех поросятах». Так представьте, какое богатство поучения содержат более «взрослые» вещи! Одна только «Золушка» чего стоит! Попробуйте посмотреть подряд два мультфильма: советскую «Золушку» и американскую. Вы сразу заметите разницу в жестах и мимике героинь. Наша Золушка, прежде всего, смиренна и кротка. На этом фундаменте строятся ее остальные добродетели, первая из которых – любовь. Золушка в американском варианте сильно отличается от своей советской «сестры»: она далеко не так смиренна. Очень хорошо это видно в сцене примерки туфельки. Сравните – и увидите разницу. А потом покажите эту разницу детям, и мультфильм приобретет духовную окраску. Если с этой же точки зрения мы взглянем на «Приключения Электроника», то поймем, что это – фильм хороший и полезный, потому что учит христианским добродетелям. (Сравните, скажем, хвастовство Сыроежкина и скромность Электроника). В этом фильме, как и во многих других советских (но не во всех!), ценности советские и ценности христианские совпадают.

Итак, христианство есть ключ к искусству. Вспомните загадочную финальную сцену из «Снежной королевы». Герда приходит к замку Снежной королевы – и вдруг все волшебство рассыпается. И художественный фильм, и мультфильм тут единодушны. Почему? Нам так и непонятно. Неужели упорство полузамерзшей Герды рушит все козни Снежной королевы? Конечно, нет. Ведь в оригинале сказки Андерсена Герда читает молитву «Отче наш» – и только после этого чары рушатся. В этом прочтении открывается совсем другой смысл сказки: в советском варианте – упорство, а у Андерсена Бог и любовь – это победители злых сил.

Так можно исследовать любой фильм, любую книгу. Надо учиться вдумываться в то, что у нас перед глазами. «Если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста (Иер. 15, 19)». Эти слова святого пророка Иеремии являются для нас прямым руководством к действию. Что значит смотреть телевидение по-христиански? Просмотр фильма по-христиански – это христианское прочтение фильма, христианское видение авторской идеи. Фильм – это ребус, который зрителю-христианину предстоит разгадать. Где-то там, за линией сюжета и игрой актеров, прячется утверждение автора: «Бог есть!» или «Бога нет». Зритель-христианин не может удовлетвориться только динамичным сюжетом, искрометным юмором и впечатляющей работой оператора. Он должен суметь четко ответить самому себе на вопрос: почему мне этот фильм (передача, мультфильм) понравился или не понравился. Ответы: «это смешно», «это интересно», «это жизненно», «там хорошие актеры» – не для зрителя-христианина. Фильм может быть веселым или грустным, историческим или фантастическим – это неважно, но если он не приносит пользы душе (даже если это обладатель премии «Оскар») ­­– нужно к нему относиться как к яду для души.

«Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они (1 Ин. 4,1)», и Господь мудрости будет с вами.

Священник Сергий Бегиян
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий