О богослужебном языке и внебогослужебной деятельности. Отзывы пастырей на инициативу Святейшего Патриарха

06 сентября 2013

О богослужебном языке и внебогослужебной деятельности. Отзывы пастырей на инициативу Святейшего Патриарха

Предлагаем читателям мнения священнослужителей об инициативе Святейшего Патриарха Кирилла укреплять приходскую жизнь и развивать внебогослужебную деятельность Церкви, избегая литургической реформы.

Протоиерей Евгений Палюлин,
настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки, Санкт-Петербург:

— Я убежден, что проблема непонимания церковнославянского языка — не столько проблема прихожан, сколько священников. Если прихожане говорят (и говорят часто), что богослужебный язык нашей Церкви они не всегда понимают, это свидетельствует, в первую очередь, о том, что люди стремятся узнать богослужение, искренне интересуются жизнью Церкви. Кроме того, это призывает священника к большей ответственности и усердию к просвещению — как собственному, так и паствы. Печальная картина — священник, не знающий языка Церкви и не могущий объяснить значение того или иного слова или текста! Если мы любим богослужения, то как мы можем не любить церковнославянский язык? Как можем быть невнимательными к просвещению прихожан? Да, непонятностей в церковнославянском много, и дело тут не только в отдельных словах и грамматических конструкциях. Взять, например глубочайшие по своему догматическому наполнению красивейшие службы Рождества Христова или Богоявления — смысловая нагрузка огромная, понять все и сразу вряд ли кто сможет. Но это не значит, что понимать не надо, не так ли? Наоборот: нужно изучать свой язык, помогать другим понять его красоту. Даже по истории своего возникновения, а создавался он именно для Церкви, церковнославянский язык неизмеримо глубже современного русского, он полнее и яснее передает смысл события.

А трудности в его понимании — это же одна из возможностей для проповеди, для лучшего знакомства с Церковью, с другими церковными дисциплинами, не только относящимися к лингвистике, но и к истории, догматике, богословию и т. д. Любая загадка языка интересна — почему не попытаться разрешить ее вместе с прихожанами? По своему опыту знаю, что люди очень живо откликаются на инициативы священника, и такая тема, как усвоение родного для Русской Церкви языка, не может не обязывать всех нас — и священников и прихожан — к проявлению такой инициативы. Кроме того, это еще одна возможность собрать людей вокруг храма, сделать жизнь прихода более активной, а участие в богослужении — более осознанным!

Мне кажется, нельзя бояться практики активного участия прихожан в богослужении. Не стоит доверять чтение на клиросе только и исключительно «людям в подрясниках» (кстати, это поможет и им быть ответственнее и внимательнее при чтении) — нужно привлекать к чтению и прихожан. Разумеется, при соответствующей подготовке, которую вполне можно вести на внебогослужебных встречах. И, я уверен, через некоторое время вы к своей радости обнаружите, что люди, знающие и любящие язык своей Церкви, не просто отрешенно стоят на службе, а стараются внимать каждому слову, постоянно обнаруживая что-то новое и прекрасное. Церковный язык способен подарить людям радость постоянной новизны.

Нужны нам внимательные и умные лица за богослужением? — Кровно необходимы! На мой взгляд, категорическое требование Предстоятеля Русской Церкви о внебогослужебных приходских встречах, посвященных, впрочем, не только изучению церковнославянского языка, но и другим темам, говорит нам о широчайших возможностях для христианского просвещения и воспитания. Впрочем, в нашем храме такие встречи уже давно проводятся, а скоро групп станет еще больше.

Протоиерей Алексий Сорокин,
настоятель храма святого праведного Лазаря, Вологда:

— Когда государство бьет тревогу, говоря о катастрофическом положении русского языка сегодня, когда языковеды, писатели, историки и все другие думающие по-русски люди буквально вопиют о необходимости спасения нашего литературного языка, мне думается, стоит говорить и о необходимости знакомства с самого раннего детства, со школы с языком Святой Руси. Мне часто приходится общаться с современными школьниками, не совсем или же совсем не церковными. Жалко русских детей, не чувствующих себя русскими! Детей, которые имеют представление о Руси, России и Православии по плоским шуткам советских комедий и по каким-то гадким, сальным интернетовским анекдотам!

А знакомство — я имею в виду хорошее, осознанное и качественное знакомство — с церковнославянским языком, я убежден, поможет нам вернуть русских детей в Россию. А то и в Святую Русь с ее подвижниками — древних времен и современных. Да и нас самих тоже.

На мой взгляд, это катастрофа, если мы не понимаем церковнославянский язык. А если и не хотим его понимать, то это уже не катастрофа, а трагедия. Мол, придти на службу, что-то там послушать (но не услышать), привести детей в храм (но не дать им возможности увидеть и услышать Христа и святых) — это что, осознанное наше христианство?! Ужас это, а не христианство!

Конечно, для того, чтобы человек стал христианином, требуются усилия — как его собственные, так и священника и всего прихода. Думаю, что приходская жизнь — это не только и не столько закупка-продажа свечей и выпечка просфор, а — устроение действительно братского общения людей. Такое общение возможно и необходимо — люди с радостью откликаются на добрые инициативы, идеи. Совместная деятельность по их осуществлению делает общину более крепкой и дружной — будь то различные паломнические поездки, велопробеги, обустройство родников, святых мест, встречи с деятелями культуры и т. п. Следовательно, и участие в богослужении такой дружной общины станет более осознанным. И родной для нашей Церкви язык позволит людям почувствовать свое родство с преподобным Сергием, Димитрием Донским, князем Владимиром, многими другими святыми — так мы, можно сказать, сможем благочестиво вместе с ними путешествовать и во времени, и в пространстве — ко Христу.

Я очень рад категорическому требованию Патриарха устраивать внебогослужебные встречи. Если это требование будет выполняться, мы можем надеяться на появление в храмах большего количества детей и молодежи. Которые уже не будут считать Святую Русь какой-то там непонятной сказкой.

Протоиерей Владимир Воронцов,
настоятель храма в честь Владимирской иконы Божией Матери, г. Северодвинск:

— Отказываться от церковнославянского языка мы не должны. Вопрос его понимания — это вопрос не только общей, но и духовной грамотности. Церковь не должна понижать свой уровень, в том числе интеллектуальный — она должна помочь возрождению культуры православной мысли. Я считаю, что на таких собраниях, о которых говорит Патриарх, имеет смысл разбирать богослужебные тексты. Будь то тексты утренних или вечерних молитв или канонов к Причастию, будь то тексты следующего церковного праздника — октоих, минеи, часослов, псалтирь — это, на мой взгляд, кладезь, сокровищница христианской мысли. Помочь молодому поколению, да и старшим тоже, узнать эту сокровищницу, черпать из нее знания, я думаю, мы можем и должны. Нельзя позволить, чтобы, имея все возможности для повышения образования, мы их не использовали. Мы и так уже потеряли несколько поколений в годы гонений, получили поколения, не знающих ничего о Боге и Его Церкви — давно пора заняться христианским образованием современных людей. Не думаю, что это будет очень сложным делом: люди хотят учиться жить в Церкви, понимать ее язык. Но благодарным это дело будет точно. И первыми нас поблагодарят дети и внуки, которые станут воспринимать Церковь всерьез.

Протоиерей Владислав Нагорный,
клирик храма Святой Троицы с. Донское Ставропольской и Невинномысской епархии:

— На днях я был в Великом Новгороде, видел иконы XI–XII веков, восхищался, молился перед ними. Глубина цвета, красок, мысли, любви! Нужны ли такие «старые» иконы, — вопрос, думается, риторический. «Старые» они, древние или же — вечные? Я вполне допускаю, что нужен в храмах и так называемый «новодел», но это новое всегда, подчеркиваю, всегда должно быть качественным, говорить о том, о чем говорят их древние предки. Мы не должны отказываться от доброго старого и от хорошего нового — иначе мы столкнемся с пошлой склонностью к какому-то «благочестивенькому кичу». То же касается и церковнославянского языка: отказаться от него — древнего языка Русской Церкви, — значит подвергнуть себя самих опасности опошления как языка богослужения, так и связанного с речью мышления. Лишить себя церковнославянского — это заговорить в скором времени на «чиста, короче, реальном православном» жаргоне, в чем мы вряд ли заинтересованы.

Так что мы должны быть благодарны активным, горячим прихожанам-мирянам, которые так помогают священникам в устроении приходской жизни. Искренняя помощь таких людей неоценима! Нас, священников, иногда можно упрекнуть (иногда и вполне справедливо!) в недостатке образования, нерадении, нерасторопности. Но даже самые образованные, работоспособные, гениальные организаторы из батюшек, особенно сельских священников, просто физически не в состоянии сделать все необходимое, что требуют различные предписания и циркуляры. Своими силами, без помощи прихожан, священник никогда не справится, мне кажется. Нужно соработничество, сотрудничество всех людей прихода: и мирян и священнослужителей.

Кстати, ревность прихожан способна во многом вдохновить священника, помочь, укрепить его. Вообще, внебогослужебная жизнь прихода всегда сказывается на самом богослужении: если прихожане — не чужие друг другу люди, видящиеся только за воскресной литургией и разговаривающие во время службы, а — люди, знающие, что они братья и сестры, то любое богослужение становится подлинным торжеством Православия.

Еще хочу сказать, что активность прихожан должна быть систематической, а не разовой, спорадической, «по указанию сверху». Здесь мы должны использовать то лучшее, что есть в системе светского образования. То есть, внебогослужебная жизнь прихода должна быть систематизирована — этому надо учиться, конечно. Но все возможности для успешной учебы у нас есть.

Материал подготовил Петр Давыдов
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий