«Церковь в своей сущности не должна меняться»

31 октября 2013

«Церковь в своей сущности не должна меняться»

 – Отец Ярослав, как вы стали православным священником в стране, где подавляющее большинство населения принадлежит к Католической церкви? Вы из православной семьи, или Православие было вашим личным выбором?
– Мы часто сталкиваемся с таким стереотипом: поляк – католик, русский – православный. Однако это мнение не учитывает существования в данных странах религиозных меньшинств. В частности, в Польше Православие считается вторым по численности вероисповеданием. Нас около 400 тысяч. Я могу с уверенностью сказать, что Православие – мой личный выбор, но при этом я из православной семьи. Мой отец – священник.

– Вы – настоятель православного храма в Кракове. Расскажите немного об истории своего прихода. Как и когда он возник?

– Православие появилось в этих землях еще во времена миссии святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. Мы знаем о существовании в Кракове Кирилло-Мефодиевской традиции. Православные жители здесь были всегда, но православный приход основан только в 1923 году, хотя богослужения совершались уже с 1918 года. Приход был основан как военный для духовного окормления православных солдат армии маршала Пилсудского. В Кракове их было в то время примерно полторы тысячи. С 1939 года он становится обычным приходом и таким продолжает свое существование и сегодня.

– Как велика община? Сколько человек регулярно посещают богослужения?

– Приход насчитывает несколько сот человек. В богослужениях участвует от 30 до 150 прихожан. На Пасху бывает 300 и больше. Это не только поляки, но и люди разных национальностей: греки, грузины, сербы, украинцы, русские… Ведь наш приход – это единственный православный храм в большом городе, а Краков – общепризнанный международный центр науки и студенчества.

– Существует ли на вашем приходе внебогослужебное общение прихожан? Ведется ли какая-либо благотворительная и социальная работа? Если да, кому она адресована?

– У нас существует старинная традиция воскресных чаепитий, которые проходят после богослужения. Вообще воскресный день – это хороший повод для встреч и общения. Дети занимаются в воскресной школе, а родители в это время идут в кафе или общаются в приходских помещениях. Раз в месяц у нас проходят молодежные встречи. Несколько раз в год организуются катехизические курсы для взрослых. Социальная работа ведется по мере наших возможностей, и главным образом мы помогаем нашим прихожанам, которые в такой помощи нуждаются. При этом мы участвуем и в общецерковных проектах. В частности, постоянно собираем еду и одежду для бездомных.

– Ведется ли у вас религиозное образование детей? Каким образом они приобщаются к церковной жизни?

– Религиозное образование детей осуществляется главным образом в нашей воскресной школе. Причем наша воскресная школа признана государством и имеет статус межшкольного катехизического пункта. Дело в том, что уроки религии в Польше являются частью школьной программы. Если в той или иной школе наберется достаточное число православных учеников, то для них эти занятия проходят непосредственно в школьных классах. Наши же дети учатся в разных учебных заведениях, а по воскресеньям занимаются у нас, получая и оценки, и домашние задания. Государство даже оплачивает труд преподавателя, исходя из числа учеников. Обычно после богослужения дети, не дожидаясь окончания проповеди, идут на завтрак, который накрывают родители из числа прихожан, а после завтрака расходятся на занятия по возрастным группам. Программа предусматривает ознакомление детей с основами православного вероисповедания, церковного пения и богослужебного языка.


– Какие русские святые наиболее известны и почитаемы польскими православными христианами?
– Преподобные Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Андрей Рублев, Иов Почаевский, Антоний и Феодосий Печерские, Царственные страстотерпцы, новомученики и исповедники Российские. Польская Православная Церковь – это Церковь славянской традиции, так что о нашем богослужении и благочестии многое хорошо знакомо верующим в России. В этом году в наш храм были доставлены частички мощей святых Петра и Февронии. Перед ними мы будем раз в месяц совершать молебен, чтобы молитвами праведных супругов Господь даровал и краковским прихожанам и их семьям мир и благоденствие.

– Одно время отношения между Польшей и Россией были обострены по политическим причинам. Не отразилось ли это на жизни православных христиан Польши? На бытовом уровне к православным верующим сограждане относятся как к равноправной части польского общества?

– Мне сложно говорить обо всей Польше, но в Кракове я не замечал какого-то неприязненного отношения. В Краков, а также в расположенные неподалеку от нас горы – Татры – и их столицу Закопане приезжает много туристов из России, Украины и Белоруссии. В последние десять лет таких туристов становится все больше, особенно в период зимних каникул, и я не вижу никакого недовольства по этому поводу со стороны местных жителей. Более того, власти Закопане попросили нас даже совершать в этом городке православное Рождественское богослужение для наших гостей, что мы и делаем ежегодно с 2005 года. Наш правящий архиерей – архиепископ Лодзинский и Познаньский Симон – благословил с разрешения местного католического кардинала Станислава Дзивиша совершать богослужение в древнейшем деревянном храме Закопане на улице Костелиска. В богослужениях участвует несколько сот человек. У нас даже появилась мечта построить там маленькую часовню или же небольшой православный храм, но пока, к сожалению, у нас нет достаточных средств для ее осуществления.



– В настоящее время в церковной среде России активно обсуждаются документы, принятые Межсоборным присутствием, более всего – «О подготовке ко Святому Причащению». Каково ваше мнение относительно взаимосвязи таинств Покаяния и Причастия?

– Хотел бы сказать, что эта тема – одна из самых важных в приходской жизни. Я очень рад, что она с такой серьезностью обсуждается. То, что в нашей современной практике соединение двух таинств стало нормой, – это факт. Как я уже говорил, в нашем приходе окормляются люди из разных стран и традиций: россияне, украинцы, белорусы, румыны, болгары, грузины, словаки, сербы, греки, киприоты, приезжие из Западной Европы и Америки… Я стараюсь с уважением относиться ко всем традициям. Одни постятся месяц перед причастием, другие – только в предусмотренные церковным уставом дни, а иные – семь или три дня. Одни привыкли причащаться еженедельно, другие – один или два раза в месяц, третьи – в многодневные посты, а иные причащаются крайне редко: один или два раза в год. И если верующие стараются делать это с благоговением, можем ли мы кого-то из них осуждать? На мой взгляд, нет. Но однажды я участвовал в Архиерейской Литургии по случаю престольного праздника одного маленького прихода. Владыка вышел с Чашей: «Со страхом Божиим и верою приступите» – и оказалось, что никто не приступает… Владыка растерянно смотрит на настоятеля, а тот говорит, что обычно вообще никто не причащается – все причащались в Великий пост. Мне стало просто страшно. Не хочу больше переживать таких чувств. Древнее искусство было исключительно религиозным. Почему? Потому что люди старались воспроизвести память об утраченном Рае. Нам сегодня память об утраченном Рае тоже нужна – чтобы знать, к чему стремиться. Я считаю, что подобные вопросы крайне сложно решать каким-то определением «сверху». Безусловно, перед каждым христианином должен стоять идеал, к которому он искренне стремится при неустанной поддержке своего духовника.



– Другой важной темой, обсуждаемой ныне, является проблема упорядочения практики совершения браков, в частности повторных, являющихся в большей степени следствием роста числа разводов. Актуальны ли эти проблемы для польских православных общин? И насколько часты супружеские союзы, где один супруг – католик, а другой – православный? Как в таких случаях решается вопрос о конфессиональной принадлежности семьи и воспитании детей?

– В Польше, особенно в центральной ее части, смешанных браков достаточно много. Повторные браки довольно редко встречаются. Все сложные ситуации в таких случаях всегда индивидуально решает правящий архиерей. Относительно смешанных браков главным условием всегда остается воспитание детей в православной вере.

– В ряде стран Европы христианство становится скорее культурной традицией, чем проявлением живой веры. Насколько эта тенденция затрагивает Польшу?

– Как любим мы говорить: веяние Запада чувствуется везде. Дух либерализма пытается устранить христианство из общественной жизни. Но Польша в целом очень религиозная страна. Поэтому и противостояние религии и секуляризма здесь достаточно сильное. Этой проблеме, стремительно набирающей обороты, можно было бы посвятить отдельное интервью.

– Как вы считаете, необходимо ли современным священнослужителям идти навстречу секуляризующемуся миру, чтобы облегчить людям пребывание в Церкви и сохранить паству? Или же выход должен быть иным?

– Не знаю, правильно ли я понимаю ваш вопрос. Но Церковь в своей сущности не должна меняться. Меняться может язык, способы выражения, но сама суть Евангельского учения, сердцевина и главное сокровище Церкви, должна быть неизменной. К нам постоянно приходят люди, разочаровавшиеся в различных протестантских движениях. Они ищут у нас традиции, не новые веяния. Поэтому я считаю, что нужно быть открытым для всех, но не менять при этом нашего вероисповедания и нашей традиции.

С протоиереем Ярославом Антосюком
беседовала Ольга Кирьянова
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий