Новые чудеса преподобного Сергия Радонежского. Часть 2. Истории архимандрита Илии (Рейзмира)

16 июля 2014

Новые чудеса преподобного Сергия Радонежского. Часть 2. Истории архимандрита Илии (Рейзмира)

Он почувствовал, что у него ум как будто включился, голова стала свободная, ясная, и с того времени он стал отлично учиться. Ум его так же чудесно открылся, как и у преподобного Сергия.

Часть 1

В видении, данном преподобному Сергию об учениках, множество птиц летало не только внутри монастыря, но и за его оградой. Ученики святого Сергия – это и монастырская братия, и живущие при Троицкой Лавре миряне. Многие, кто приехал в Сергиев Посад и остался здесь жить, изначально не имея ни собственности, ни должных средств к существованию, свидетельствовали, что чувствовали во всем явную чудесную помощь преподобного Сергия. Автор этих строк, проживший восемь лет в самой Лавре (как учащийся семинарии, академии и затем год как сотрудник) и еще десять лет рядом с Лаврой, неоднократно ощущал на себе помощь и покровительство преподобного Сергия.

Впрочем, о себе автор рассказывать не будет. Он приведет достоверные случаи из жизни тех, кто достоин подлинного наименования учеников преподобного Сергия. Архимандрит Илия (Рейзмир).

Как Господь призывает в ряды учеников преподобного Сергия, автору хотелось бы рассказать на примере своего духовника архимандрита Илии (Рейзмира; род. 1944). Отец Илия происходит из простой украинской семьи, где от предыдущих поколений по преемству сохранялась искренняя православная вера. Мама его знала наизусть акафист Покрову Божией Матери и часто по памяти молилась, в голодный 1947 год постоянно читала акафист и плакала. Отец прошел Вторую мировую войну, умер от сердечного приступа в возрасте 35 лет, когда мама носила седьмого ребенка.

Примечательно, что родители ради венчания прошли пешком 65 км, потому что в Винницкой области, где они жили, оставался действующим всего один храм, так же пешком вернулись обратно, а через неделю узнали, что и этот последний храм закрылся.

В детстве Николаю (так звали отца Илию до монашества) очень плохо давалась учеба. Когда подошло время идти в первый класс, маленький Коля заболел корью, 40 дней находился в больнице, а потом мама повела его в школу, где их сурово встретила учительница. «Читай», – сказала она. Ребенок, конечно, читать не смог. «Забирайте, он не сможет догнать своих сверстников», – был вынесен приговор. Пришлось в школу пойти через год, в восьмилетнем возрасте, и, увы, учеба опять не давалась. Мама, видя, что сын переживает, сказала ему в простоте: «Коля! Ты помолись усердно, поучи уроки, книжки положи под подушку и ложись спать». Он так и сделал, а утром, когда проснулся, почувствовал, что у него ум как будто включился, голова стала свободная, ясная, и с того времени он стал отлично учиться. Ум его так же чудесно открылся, как и у преподобного Сергия, потому что в простоте поверил маме. «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9: 29), говорит Господь Иисус Христос.

Николай впоследствии везде был отличником: в школе, техникуме, семинарии и академии. Из детских лет он вспоминал, что как-то мама принесла потрепанные листочки – жития святых. Стал читать, и душа расположилась к монашеству, к подвигам духовной жизни. Потом, правда, он про это забыл и вернулся к желанию посвятить всего себя Богу в более зрелом возрасте. Впрочем, уже в школьные годы его притесняли за веру, приступали с расспросами: «Что тебе нравится в этой Церкви? Поп, дьяк, певчий?»

А он отвечал: «И поп, и дьяк, и певчий – всё нравится». Выучился на агронома. Начал работать, как-то поехал на повышение квалификации в Днепропетровск и там услышал от одного верующего человека: «В Почаеве поют красиво, а в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре – как на небесах». И Николай сразу направился в Лавру послушать монастырское пение. Там ему было пророчески указано на дальнейшее служение. Бабушка, поглядев на Николая, сказала: «Из вас выйдет хороший поп. Потому что вы хорошо молитесь» Остановился он у одной бабушки. Она, поглядев на него какое-то время, сказала: «Из вас выйдет хороший поп». А Николай еще и не собирался в семинарию. Он спросил ее: «Откуда вы знаете?» – «А потому что вы хорошо молитесь».

В Лавре Николай зашел в маленькую церковь, называемую в народе Михеевской, которая построена в честь явления преподобному Сергию Божией Матери. Там в это время с народом был маленький ростом старец схиархимандрит Михей, готовился совершать молебен. И вдруг он сказал: «Расступитесь, вот идет ученик преподобного Сергия». Николая пропустили вперед. Он еще не решил до конца, кем будет, а ему уже открывалось его призвание стать монахом в обители преподобного Сергия.

Так Господь призывал его к служению Церкви в Своей святой Лавре. Был еще третий случай. Николая подвели к старцу, отцу Феодориту, который сразу обратил на него внимание и сказал: «Зайди ко мне после обеда». Как только трапеза закончилась, отец Феодорит повел его на третий этаж в келлию отца Матфея и тоже пророчески предрек: «Отец Матфей, это наш будущий брат, возьми его к себе на клирос. Помоги ему подготовиться к семинарии». В советские годы, когда за веру православные христиане подвергались жестким преследованиям, Господь утешал и укреплял их явлением благодатных дарований, в частности прозорливости. Прошло еще время, Николай подал документы для поступления в семинарию, и начались обыкновенные для советского времени гонения – по месту жительства его уже искали сотрудники КГБ, он вынужден был тотчас покинуть родной дом и ехать в Москву не прямым рейсом, а на перекладных.

Еще учась в семинарии, в 1969 году он принял монашеский постриг и с тех пор всей душой служит Святой Троице как один из учеников преподобного Сергия. Видение прп. Сергию об учениках Хочется отметить, что люди, пришедшие в Лавру после войны, в советское время, – это исповедники. Потому что пойти в монахи в то время – это значило действительно всей душой исповедать Христа. Они дисциплинированны и всецело преданы Церкви. У этих монахов нет ни автомобилей, ни дач, ни квартир и вообще никаких личных стяжаний, именно они являют подлинное продолжение традиций, заложенных преподобным Сергием Радонежским.

«Ты не оставлена»

Отец Илия рассказал имевший к нему непосредственное отношение реальный случай, который может напомнить повествование из житий древних святых. В 1975 году девушка из города Струнина Владимирской области Лидия Муравьева находилась при смерти от рака левой груди. Болезнь появилась следующим образом. Лидия, которой было 20 с небольшим, работала в детском диспансере, располагавшемся возле вокзала Сергиева Посада (в советские годы город назывался Загорском).

В один день, когда Лидия трудилась до позднего вечера, на пути ее обычного маршрута вырыли котлован – проводили отопление. Ничего об этом не знавшая девушка вышла уже в темное время суток с работы, не заметила ямы и упала. Получила сильный ушиб груди, но по молодости не придала этому большого значения. К врачам не обращалась, думая, что, может быть, само пройдет. А на месте ушиба постепенно образовалось затвердение, опухоль и затем началась раковая болезнь. Девушка взмолилась: «Господи, я же верующая, почему я так страдаю?» И явилась ей Божия Матерь…

Дошло до того, что в Москве ей сделали очень сложную операцию: порезали левую грудь. Улучшений не наблюдалось, более того, болезнь перешла на правую грудь. Лидия была верующей, однако пришла в отчаяние. Находясь в палате одна, она взмолилась Господу и заплакала: «Господи, я же верующая, почему я так страдаю?» В этот момент ей явилась Божия Матерь, как изображается на иконе Казанской, и сказала: «Почему ты, Лидия, отчаиваешься? Ты не оставлена». После этих небольших слов видение закончилось. А врачи выписали девушку домой как безнадежную. Ее мама постоянно ходила в Лавру, и отец Илия, хорошо знавший эту семью, спросил: «Как там ваша Лидия?» Женщина заплакала и сказала: «Всё, уже в очень тяжелом состоянии, но еще тихонько ходит». Отец Илия дал совет срочно соборовать Лидию. Тут надо бы пояснить, что в советские годы власти строго ограничивали богослужебную жизнь Церкви, совершать Елеосвящение в Лавре запрещалось. Соборование решили на свой страх и риск провести тайно в храме в честь явления Божией Матери преподобному Сергию с началом братского молебна. Елеосвящение началось без двадцати шесть утра. Кроме самой Лидии присутствовали ее мама и сестра.

Как вспоминает отец Илия, совершение Таинства сопровождалось слезной молитвой и глубокой верой в помощь Божию.

После Соборования батюшка советовал Лидии три раза подряд причаститься. Она так и сделала – через день, через два, как смогла. В эти дни отец Илия видел маму Лидии и спрашивал ее после первого и второго Причащения: «Как там Лидия?» Мама отвечала: «Так. Ничего». А после третьего Причащения дочери мама сама прибежала к батюшке и сказала: «Лидия исцелилась». Лидия действительно совершенно исцелилась. Рана закрылась, осталось только белое пятно на левой груди как знак прежней раковой болезни. Затем она поехала в ту же больницу показаться, и когда лечащие врачи, профессора увидели ее здоровой, то очень удивились и даже заплакали – они думали, что ее уже нет в живых.

А вскоре она вышла замуж за семинариста. У нее родилось трое детей. В настоящее время старший сын – священник, служит на приходе и имеет своих детей. Такую милость оказал Господь людям, жившим у Троицкой Лавры и принявшим в обители Таинство Елеосвящения. Милость к бывшей безбожнице Эта женщина вынуждена была лично заняться снятием креста с церкви – после чего стала глухонемой Отец Илия также рассказывал про знаменательный случай, произошедший в советское время.

В годы хрущевских гонений одной из задач правительства страны ставилось снижение в народе религиозности, часто отдавались приказы снимать с храмов кресты. Неоднократно такие попытки заканчивались явным Божиим наказанием. Так, один сел за руль трактора, трос которого тянулся к куполу храма, включил первую скорость, медленно поехал, но железный трос лопнул, отскочил от купола и смертельно поразил водителя в голову. Другой полез демонтировать крест, а его маленькая дочь в это время играла в своем дворе рядом с керосиновым примусом, ее платье зажглось, и она погибла, пока отец снимал крест. Зачастую простые рабочие отказывались выполнять приказ о снятии крестов с храмов.

Но что оставалось делать руководителям? И вот одна женщина, занимавшая в своей местности высокий пост, вынуждена была лично заняться снятием креста, после чего стала глухонемой. Раскаянию и слезам не было предела, казалось, что наказание за безбожный поступок останется на всю жизнь. Наконец она узнала о преподобном Сергии в Загорске и что Преподобный часто помогает людям. Женщина сумела с помощью близких организовать поездку в Лавру. Оказавшись в Троицкой обители, приложилась к святым мощам преподобного Сергия и после этого стала слышать и говорить.

(Продолжение следует.)

Истории собирал диакон Валерий Духанин
www.pravoslavie.ru

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий