Свет Преображения

21 августа 2014

Свет Преображения

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

С праздником Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа!

«Преобразился еси на горе…» – поем мы в тропаре. Преобразился – значит, изменился, принял другой облик при сохранении Своей Божественной природы, открыв ученикам Свой свет, Свою силу и Свою жизнь вечную и славу, которой обладает по праву сыновства в Царстве Святой Троицы.

Жизнь человека состоит из его поступков, мыслей, стремлений, и каждое из этих его деяний, как бы ни были они противоречивы, имеют свое значение в его судьбе, неразрывны с ней, определяют и объясняют его жизнь – и прошлую, и будущую. Так и Святое Евангелие – это цельная и неразрывная книга земной жизни Христа Спасителя, из которой невозможно, не искажая этого единства, вырвать по своему желанию и прихоти только то, что нам нравится. Сегодняшнее повествование о событии Преображения тому подтверждение.

«Во время оно», – так начинается сказание сегодняшнего дня. «В оно» значит «в это». В какое «это»?

«[Когда по] прошествии дней шести, – пишет апостол Матфей, – взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних» (Мф. 17: 1).

Уже эти первые слова, которые читались и вчера, на утрени, и сейчас, на Литургии, возводят наше внимание к тому, а что же произошло перед этим, что связывает прошедшее и грядущее. А было вот что. Господь впервые предсказал Свои крестные страдания и крестные страдания всех любящих Господа:

«[Он] сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16: 24–25).

Вот к какой горе – к горе Голгофе – призывает следовать Господь и Своих учеников-апостолов, и нас через фаворский свет от горы Своего Преображения.

Мы видим образ преображенного Христа и в словах Евангелия, и на иконе. «Очи Его – как пламень огненный… и лице Его – как солнце, сияющее в силе своей» (Откр. 1: 14, 16), – писал уже позже в Откровении святой очевидец Преображения Иоанн Богослов о грядущем Судии мира.

И мы видим Христа, нашего Спасителя, через уразумение добровольности Его страданий: «Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему» (Ис. 53: 2). Но созерцание Самого Божества таково, что после Него уже не желает человек никакого иного света, никакой иной правды, никакой иной справедливости, кроме правды Божией, пред которой он замирает и с благоговением молится, как молился святой апостол Павел: «Имею желание разрешиться, [умереть] и быть со Христом» (Флп. 1: 23).

Но чтобы прийти к такой молитве и такому дерзновенному желанию, чтобы увидеть преображенного Господа, как увидел его святой Серафим на Литургии в день Великого четверга, мы должны совершить свой труд подъема над косностью своей души, ее леностью, ее грубостью, лукавством, малодушием, труд постоянства и труд верности, должны свернуть эту гору греха. Совершить тяжелый труд духовного восхождения вместе с пророком Моисеем на гору Синай и принять сердцем заповеди Божии и исполнять их. Взойти со святым пророком Божиим Илией, возревновав в любви к Господу так, чтобы убежать как от огня от царства греха, празднующего победу, и взойти на свою гору Хорив, где пережить не отвращение к миру и обиду на него, не просить во гневе о его проклятии с яростью, «раздирающей горы и разрушающей скалы… через огонь и землетрясение», но смиренно проникнуться Духом Животворящим, Духом Истины, Утешителем, в «веянии тихого ветра» очищающим нас от осуждения ближнего и наполняющим снисхождением и милосердием к сочеловеку (см.: 3 Цар. 19: 11–12).

Господь таинственно преобразился, открылся Своим ученикам – Петру, Иакову и Иоанну – в явлении Божественного величия и Своей славы, зная их любовь и будущий труд этой любви к Нему, будущую верность и ревность. Открылся им в этой славе – не для того, чтобы поразить простосердечных рыбаков Своим величием, но чтобы утешить их накануне Своих страданий, накануне Своего великого смирения перед смертью на кресте, накануне их великого смятения и скорби.

«Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху», – то есть насколько это было для них возможно, возможно по их любви и стремлению к Нему.

Но мы далеки от света Преображения, потому что нам скучно на молитве – в этом разговоре с Господом, потому что нет у нас ничего за суетной душой.

Нам скучно чтение слова Божиего – Евангелия, потому что мы не хотим идти, страшимся идти за Господом на Голгофу, не хотим карабкаться по этим горам. Земные скалолазы взбираются, в кровь сбивая руки и ноги, для того чтобы лишь увидеть ледяные и безжизненные вершины. А мы ради вершины животворного преображения не хотим принять малый труд, чтобы стать причастниками света Христова.

Не хотим каяться, как каялся Петр, и поэтому не можем сказать с дерзновением: «Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21: 16).

Не можем исполнить слова Богослова: «Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна» (1 Ин. 2: 10).

Нет нам слов оправдания перед словами святой мудрости, о которой говорит апостол Иаков, что она «чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3: 17).

Но Господь, который видит нас со всеми грехами нашими и нечистотами, видит нас такими, какие мы есть еще, милует и прощает нас. В этом церковном празднике духовной радости Он дает нам на краткий миг прикоснуться к свету Своего величия, чистоты, святости, укрепляя и утешая нас в страдании противостояния своей греховной природе и натиску страстей.

Старец Силуан Афонский, «жизнь которого прошла в исключительно напряженном подвиге любви», однажды, придя в изнеможение, «в отчаянии, усталый от плача, ночью лежал на полу». И ему непостижимым образом явился Господь и спросил: «Ты почему так плачешь?.. Разве ты не знаешь, что Я буду судить мир?.. Я помилую всякого человека, который хотя бы однажды в жизни призвал Бога». «И тогда, – пишет старец, – в его уме пробежала мысль: “Тогда зачем мы так мучаемся на всякий день?” И Господь на движение его мысли ответил: “Те, что страдают за заповедь Мою, в Царствии Небесном будут Моими друзьями, а остальных я только помилую”. И отошел Господь».

И то, что мы видим в святых, что чувствуем, обращаясь к ним в молитвах, – это и есть свет Преображения, свет радости духовной, исходящий от тех, кто следует за Христом, от тех, кого Он назвал Своими друзьями.

Иоанн Златоуст, объясняя сегодняшнее Евангелие, писал, что «страдание и крест всегда называются славой». И крест этого добровольного страдания – слава каждого христианина.

Будем тверды на этом пути призвания, пути преображения своей души в труде любви к Господу, чтобы увидеть Его в своем преображенном ближнем.

Но будет и второе преображение.

«Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор. 15: 51–52).

Эта тайна открывается верующему сердцу в тайне воскресения.

«Все обновимся, – писал святой Ефрем Сирин, – хотя только праведники воскресают в обновление славы, но [даже] и тела грешников обновляются, так как восстают не с тою же скорбью, но радостью, видя славу Воскресения. Это и означают слова: воскреснут мертвецы нетленными, и мы изменимся». Тогда, в этом всеобщем воскресении и преображении, «да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе».

Иеромонах Никон (Париманчук)
Православие.ру

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий