Небесная Заступница

09 сентября 2014

Небесная Заступница

«Да не забудут люди дел Божиих» («Софийский временник»)

С лишком пятьсот лет назад в Москве совершилось достопамятное событие. Это было 26 августа (8 сентября) 1395 года…

Утро, но жители Москвы уже на ногах и все стремятся на Кучково поле, — туда, где стоит теперь Сретенский монастырь. Что же такое случилось? Отчего народ, забыв все, взволновался до глубины души и пришел в такое движение? На Руси есть пословица: «Кто в море не бывал и бури не видал, тот Богу не молился». Значит, что-нибудь особое, необыкновенное, грозило русскому народу…

Русский народ хорошо знал, что такое нашествие и погромы монголов. Голод, мор, война и землетрясения, соединившись все вместе, не причиняют такого вреда, как монголы. Русский народ не забыл еще погрома Батыева, не забыл страшного опустошения, обезлюдившего землю Русскую. Но вот надвигалась новая грозная туча. Сперва глухо, потом все громче и громче стала носиться молва, что где-то там, в далекой Азии, «от заацких татар, от самархиньския земли, от Синия Орды, иже бе за железными враты, востал некоторый царь», который своей силой и нечеловеческой лютостью превосходит всех дотоле известных губителей. Мало и смутно знали о нем русские люди, но и то хорошо было им известно, что этот царь «горее давнего ипуще прежнего бысть лют разбойник». Каков ужас объял наших предков, когда они услышали, что этот страшный царь, «егоже некогда в повестех слышахом далече суща под востоки солнечными, ныне же близ яко при дверех…»! Кто же был этот новый страшный губитель?

Настоящее имя этого ужасного человека, безпощадно истреблявшего и людей, и то, что было создано тысячелетними трудами рук человеческих, — Тимур Ленг, что значило «Тимур Хромой», а нашипредки называли его Темир Аксак, «еже протолкуется железный хромец». Этот Тимур Ленг или Тамерлан, собрав дружину ив лихих боях заслужив прозвание «богатыря», задумал покорить всю вселенную… Его неукротимая отвага приковывала к нему воинов.

 

Заслышав привычный крик вождя, завидев взмах его кривой сабли, они бросались как тигры, почуявшие кровь. В 1371 году, в тридцатипятилетнем возрасте, он владел уже землями от Каспия до Маньчжурии. Страшные рассказы о его нечеловеческой свирепости леденили кровь в жилах. Подобно Чингизу, он заставил дрожать перед своим именем Азию и Европу, залил их потоками крови, разрушил города, истребил миллионы людей и заслужил, подобно Аттиле, прозвание «бича Божия». Вместо цветущих городов, окруженных роскошными засеянными полями, виноградниками и фруктовыми садами, Тамерлан оставлял развалины и прочные, на цементе, пирамиды из человеческих голов в назидание потомству. Граждане одного города выслали для умилостивления Тамерлана всех своих детей. При виде малюток, одетых в белые одежды и шедших навстречу ему с пальмовыми ветвями в руках и пением священных гимнов, в нем внезапно разыгрался губительный демон, он помчался вперед на своем коне. «За мной!» — крикнул он своей коннице. Несчастные родители со стен города с ужасом наблюдали, как их дети были растоптаны конскими копытами… «Мое имя ужасает вселенную, — хвалился свирепый завоеватель, — самая глубина морская не скроет врага от моей мести!» И вот такой-то губитель явился в пределах нашего Отечества. Для святой Руси наступила грозная година. Русский народ еще не вполне оправился от прежних погромов, но что они значили, что значил даже свирепый Батый перед Тамерланом? Казалось, недавняя Куликовская битва была только напрасной тратой народных сил.

Великий князь Василий Димитриевич собирал полки, готовился к бою… Но, без сомнения, Тамерлана вовсе не пугали военные приготовления Московского князя. Не ждал себе спасения от человеческой силы ни сам князь, ни народ. По всей Русской земле возносились горячие молитвы к небу, все московские церкви были открыты с утра до глубокой ночи. Народ проливал слезы, постился, все готовились к смерти.

В это ужасное время Великий князь вспомнил о дивной иконе, находившейся во Владимире. То была известная теперь под именем Владимирской икона Пресвятой Богоматери, писанная, по преданию, святым евангелистом Лукой (читай о ней «Троицкий листок» № 587). И вот, Великий князь из воинского стана послал в Москву к митрополиту Киприану просьбу, чтобы он направил посольство за святой иконой во Владимир. Митрополит изумился такой просьбе князя; его самого в это время занимала мысль о перенесении святой иконы. Посольство было немедленно отправлено. 15/28 августа, в самый праздник Честного Успения, икона была поднята во Владимире. Владимирцы проводили свою великую святыню «честно, верою и любовию, страхом и желанием, с плачем и скорбию…». А 26 августа (8 сентября) святую икону уже встречали в Москве. Можно сказать, что в этот достопамятный день у всех москвичей была одна мысль, одно желание — поскорее увидеть Пречистый лик Царицы Небесной, Заступницы народа православного… Весь город вышел для встречи Ее святой иконы. Окружая первосвятителя и весь его священный собор, густыми тучами толпился народ, — все, от мала до велика, со слезами, и не было человека, который бы не плакал, и со всех сторон слышалось моление к Матери Божией: «Не предай же нас, Заступнице наша, Надеждо наша, не предай нас в руки татарам!»

Несметные, необозримые полчища страшного Тамерлана, точно мрачные тучи, покрывали окрестности города Ельца в ночь на 26 августа. Сам грозный «владыка мира» покоился в великолепной ставке своей. Безсменно, не смыкая глаз, князья и ханы Азии окружали ставку, охраняя сон грозного повелителя. Но ему не было сна от страшных видений. Привидилась ему высокая гора, а на ней дивные старцы с жезлами в руках, грозящие ему. Необъятный свод небесный над горой… Свет ярче солнечных лучей… И в свете том — дивная Царица, в багряных ризах сияющая паче солнца молниезрачными лучами. А в лучезарной выси небесной — безчисленные воинства, готовые устремиться по первому мановению Царицы. Но Царица спокойно молится, простирая руки горе. Вдруг, грозно взглянув на него, Царица повелевает всему тьмочисленному воинству обрушиться на него. Отчаянный крик раздался в царской ставке. Вбежавшие вельможи нашли своего владыку в таком виде, в каком никогда не видели прежде. Безтрепетный, наблюдавший многие смерти в боях, он теперь дрожал и стонал в полном изнеможении. Наутро свирепый завоеватель неожиданно повелел всему войску сниматься и быстро отступать.

Неописуемой была радость русских, когда они узнали о быстром удалении в Азию страшного врага. Узнав об отступлении Тамерлана, Великий князь поспешил возвратиться в Москву. Здесь встретил его митрополит Киприан. В слезах возносили они вместе со всем народом благодарные молитвы пред чудотворным образом Матери Божией. А на том месте, где произошла знаменитая встреча, воздвигнута была церковь во имя Пречистой Богородицы «Честнаго Сретения», да не забудут людие дел Божиих. В то же время установлено навсегда празднование Владимирской иконе Богоматери 26 августа / 8 сентября.

А что же Тамерлан? Он излил свою злобу на улусах Кипчакской орды, на татарских городах, на Астрахани, на Азове. Он испепелил их. И нашествие Тамерлана, которое грозило Святой Руси страшной гибелью, принесло ей величайшую пользу: страшный враг христианства нанес смертельный удар ее вековому врагу — Золотой Орде…

Троицкие листки, № 748
Православие.ру

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий