Храм Евгении

09 сентября 2014

Храм Евгении

По воскресеньям, в православные праздники, а также когда попросит кто-нибудь из земляков, Евгения Коровина идет в храм. Открывает его своим ключом. Молится. Затем занимает привычное место за столом с разложенным на продажу нехитрым церковным товаром: восковыми свечами, иконами, книжками, крестиками да ладанками… Бывает, что за весь день туда больше не заглянет ни один человек. Но Евгения всё равно не уходит. Она – единственная, кто присматривает за храмом в заполярном селе Великовисочном.

Первое письменное упоминание о поселении Великая Виска на реке Печоре относится к 1564 году. Испокон века здесь жили рыбаки – Брызгаловы, Безумовы, Дитятевы… Еще Дитятевы строили в родном селе церкви. Первую, вместо обветшавшей часовни, срубил на свои средства крестьянин Петр Дитятев. Освятили храм в 1844 году во имя Николая Чудотворца – покровителя рыбаков и первопроходцев. Богатое поселение разрасталось, церковь стала тесной. И в 1873-м великовисочный крестьянин Николай Дитятев, опять же за счет собственного капитала, построил уже пятиглавый храм с печным отоплением. А приходской крестьянин Алексей Дитятев раскошелился на колокольню.

Вехи истории на Великовисочном сельсовете

В 1930-х в здании бывшей церкви размещался клуб, а в 1950-х его разобрали.

Вновь появился храм в Виске нескоро – в 2007 году. Мастера Поморской школы плотников подняли его по канонам деревянного зодчества по почину Алексея Дитятева, председателя «Рыбакколхозсоюза», объединяющего рыболовецкие хозяйства Ненецкого автономного округа.

– Около 5 миллионов рублей тогда потратили, почти половина средств пошла на обустройство алтаря и иконостаса, – поставив свечу у храмовой иконы святителю Николаю Угоднику, отвечает на мой вопрос главный ненецкий рыбак Алексей Дитятев. – Но что значат деньги, когда о душе речь? Если живешь в разладе с собой, всё идет наперекосяк.

Евгения Коровина с собой находится в ладу. Казалось бы, и на личном подворье дел у нее невпроворот. Двоих сыновей все-таки растит. Давид заканчивает в этом году школу, Герман – совсем еще малыш, только во второй класс пошел. Да и работа у Евгении хлопотная – помощник воспитателя в пришкольном интернате, где во время учебы живут ребятишки из небольших окрестных деревень. Однако в добровольном послушании – присматривать за храмом – Коровина себе послаблений не дает. И за порядком следит, и в церковной лавке торгует, и подсвечники чистит, и полы моет, и акафист во время общей молитвы читает. Всё это на общественных, как принято говорить, началах. Если проще, то – бесплатно. Доходы у Евгении невелики. За работу в интернате на руки ей выдают 19 тысяч 900 рублей. У мужа, слесаря-сантехника местного жилищно-коммунального участка, получается ненамного больше. Для Крайнего Севера с его кусючими ценами, прямо скажем, совсем не густо. Однако Евгения не ропщет. Благодарит Бога, что хоть такая работа у них есть. В Виске, как и в остальных населенных пунктах Ненецкого округа, безработица зашкаливает. Официально в Великовисочном муниципальном образовании, куда входят также поселения Лабожское, Щелино и Тошвиска, зарегистрированы полсотни безработных, но реально только в Виске их четыре десятка. Вот и сжимается некогда богатое и многолюдное село как шагреневая кожа, уезжают люди. Еще в 1990-х население здесь было под тысячу человек. Сейчас зарегистрированы 683, постоянно живут – около 480.

Великовисочное – самая что ни на есть глубинка. Арктика. Девять месяцев в году зима. И не среднерусская с беспрестанными ростепелями. А настоящая, заполярная, когда снег сходит в июне, а в октябре уже поземка дороги метет. Да и дороги – только в селе. За околицей уже болотистая тундра. Из Нарьян-Мара, столицы Ненецкого округа, сюда можно добраться либо на катере по Печоре в недолгую навигацию, либо на снегоходе в остальное время года, исключая уж вовсе непролазную распутицу. Ну и на вертолете, само собой. Если рейс по погодным условиям либо по какой другой причине не отменят.

– Постоянного настоятеля в сельском храме нет, – рассказывает епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков. – Стараюсь послать туда священника на неделю хотя бы два раза в год: богослужения провести, окрестить желающих, исповедовать и причастить. При всем желании чаще не получается.

Всё остальное время, не будь Евгении Коровиной, храм-красавец скорее всего стоял бы под замком. А так какая-никакая, но теплится церковная жизнь в Виске. В воскресные дни, по словам подвижницы, в храм приходят человека два-три, в праздники бывает до пятнадцати, а когда приезжает священник, тем более – епископ, то набиваются под завязку, даже на улицу выплескиваются.

Чтобы было понятнее: вместе с архиереем на весь огромный Ненецкий округ с неоглядными северными просторами всего четыре священнослужителя – два клирика Богоявленского кафедрального собора Нарьян-Мара и диакон. Батюшки стараются регулярно выезжать в деревни. Владыка тоже в городе не засиживается. Но силы их не беспредельны. К тому же в пасторском окормлении нуждаются и оленеводы в стойбищах, и нефтяники на промыслах. Практически в каждом из сельских поселений округа в последние годы подняли церковь либо часовню. Но они, как правило, не действуют: нет священников.

Отличительный знак Виски – горбатый мост

Евгения Коровина хоть и росла в атеистическом государстве, но с детства, сколько помнит себя, жила с постоянным ощущением присутствия Бога. Так учили ее мама и бабушка. Отец, преподаватель русского языка и литературы, был коммунистом и веры сторонился. Во всяком случае, публичных ее проявлений. Что при этом у него происходило в душе, Евгения сказать не может. Но в 1995-м, когда Жене было 14 лет, отец принял постриг в одном из одесских монастырей. Сейчас он архимандрит. Мама через какое-то время тоже стала монахиней. Долгое время была насельницей Спасо-Бородинской обители в Подмосковье. А около трех лет назад по просьбе епископа Иакова вернулась в Заполярье, во вновь образованную епархию, самую северную в России. С инокиней Татианой владыка связывает определенные надежды на создание в Нарьян-Маре женского монастыря.

А Евгения из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год зажигает в сельском храме у икон лампадки. И как знать, сколько людей пришли уже на их свет. И сколько еще придут…

Каждому дается крест по силам его.

Владимир Киселев
Православие.ру

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий