НЕпопулярные добродетели. К празднику мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

01 октября 2014

НЕпопулярные добродетели. К празднику мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

30 сентября – день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

Образ мышления, мировоззрение древнего и современного человека во многом различны

Увы, человечество сильно постарело, это вполне очевидно. То, что в древности вызывало восторг – сегодня может вызвать разве что скепсис, что когда-то воспринималось благоговейно – сегодня приемлется равнодушно, порой откровенно цинично.

Древний человек был несравненно более чутким к окружающему миру, стремился познать его. Сегодня же многим наш мир почему-то кажется уже давно изученным, неинтересным, и отношение к нему у большинства утилитарное. Познавая мир, древний человек каждому его явлению, предмету, действию давал определенное слово-символ, характеризующее его свойства. И поэтому для тех людей язык их общения был сплошь наполнен символами, имеющими непосредственную связь с предметом.

Ныне же человечество, в большинстве своем, перестало вникать в происхождение и первичное значение слов, попросту механически их произнося. И, конечно же, совершенно иным, нежели у нас, было в древности отношение к человеческому имени. Сегодня нередко бывает даже так, что человек может всю жизнь прожить со своим именем, ни разу даже не поинтересовавшись его значением. Не говоря уже о том, что имена при рождении подбирают либо по красоте их звучания, либо в честь кого-нибудь из близких, или, в самом лучшем случае, в память кого-то из святых. В древности же имя являлось священным символом того, с чем оно связывалось по значению, и чему его носитель должен был уподобляться.

И уже не приходится удивляться тому, что мы, обращаясь друг ко другу по имени, не вспоминаем даже о том, что имя Андрей, например, означает «мужественный», Константин – «постоянный», а Ирина – «мир». Если даже имена Вера, Надежда и Любовь, переведенные и вполне понятные, мы чаще всего произносим, не задумываясь и не вникая в их священный и глубокий смысл.

Вера, Надежда, Любовь – богатство, власть, страсти: вчера и сегодня

Эти три имени вошли в римско-эллинский мир на заре Христианства, свидетельствуя о ценностях неизвестных и чуждых язычникам. Во II веке в Риме одна боголюбивая христианка София назвала трех своих дочерей именами добродетелей, которые святой апостол Павел выделил как важнейшие для христиан: Вера, Надежда, Любовь. В отроческом возрасте (12, 10, и 9 лет) эти девочки стойко претерпели невероятные мучения и смерть за веру во Христа. София, вынуждена была смотреть на их пытки и скончалась на третий день у гроба дочек.

Это событие потрясло и вдохновило многих христиан. Именами юных мучениц стали называть детей, желая, чтобы и они, подобно святым отроковицам, соответствовали своим именам. Со временем эти имена становились все более популярными. После Крещения Руси они были у нас очень распространены, распространены они и по сей день. Но, к сожалению, эти имена популярны сегодня гораздо больше, чем сами понятия. Подавляющее большинство человечества сейчас ориентировано на совершенно иные ценности: богатство, власть, страсти.

Подвиг мученичества Веры, Надежды и Любови, вместе с тысячами мучеников за Христа, является укором миру и свидетельствует для него о самом главном: истинное величие и красота человека раскрываются в нем лишь тогда, когда целью и содержанием его жизни является Истина Царства Божия. А эта Истина так велика, что за нее можно претерпеть все: лишения, страдания и саму смерть. Кровь мучеников за веру способна пробудить дремлющую совесть человека, привыкшего мыслить и жить по обычаям «мира сего», несмотря на то, что мирские обычаи и «мораль» несравнимо удобнее морали христианской.

Кроме того, святые три отроковицы в своем подвиге обнаружили то, что для каждой из них имя – это не просто название и не только нравственный идеал, в их мученичестве совершилось исполнение всей глубины того, что содержат в себе эти священные имена: Вера, Надежда, Любовь.

Сами эти три понятия неразрывно связаны между собой и в отрыве друг от друга не имеют должной полноты. Святой апостол Иаков пишет: «вера без дел мертва» (Иак. 2. 20), то есть вера должна оправдать себя в действии, быть жизнеспособной. Сказать о себе «я верю в Бога» – совсем нетрудно. Гораздо труднее свою веру оправдать. И самое первое для нее испытание – это чтобы вера стала доверием Богу, НАДЕЖДОЙ.

Надежда

Преодолеть сомнения, колебания даже при самом незначительном испытании, порой, бывает очень трудно. Но если у нас не хватает мужества, силы воли, чтобы уповать и надеяться на Бога, то наша вера – это одни лишь слова. И, напротив, о том, что такое надежда, во всей полноте значения этого слова знают только истинно верующие люди. Об этом пишет апостол Павел в послании к Римской христианской общине: «Надежда же, когда видят, не есть надежда; ибо, если кто видит, то чего ему и надеяться?» (Рим. 8. 24)

Именно вера порождает надежду, это вполне очевидно. А далее нетрудно проследить элементарную логическую последовательность: слабая вера порождает слабую, вялую надежду. Разумеется, безверие и есть причина полной безнадежности. Например, по мере ослабевания религиозных устоев в обществе начинается судорожный поиск нового объекта веры и надежды. Это может быть надежда на искусство, на прогресс или на «строительство светлого будущего человечества». Но как только становится понятной иллюзорность этих представлений, а, следовательно, и тщетность надежды на них, то упадничество, уныние и повальный пессимизм здесь бывают неизбежны.

То же самое можно увидеть и на примере личной драмы человека. Теряя веру в самые прекрасные, светлые и наивные юношеские идеалы, человеку свойственно бывает потерять и смысл самой жизни. Вспомним, например, раннего Пушкина: «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» К сожалению, в этих словах выражены личные разочарования не только Александра Сергеевича, но и многих других, чаще всего искренних, думающих молодых людей разных эпох. Но вот в жизни человека появляется ВЕРА – и безнадежность отступает. То, что еще недавно казалось бессмысленным, обретает свой, должный смысл. НАДЕЖДА делает всю нашу жизнь осмысленной, целеустремленной, и потому радостной, несмотря на многие скорби, которые нам дано пережить.

Итак, надежда – это плод нашей веры. Она оживотворяет и укрепляет нашу веру. Можно сказать, что именно в надежде вера проходит испытание, образует неразрывное единое целое, которое раскрывается в ЛЮБВИ.

Любовь

Пожалуй, нет такого понятия, чувства, явления, слова, о котором бы в течение всей своей истории человечество столько говорило, которое бы так воспевали и возносили, как слово «любовь». Казалось бы, каждый человек всю свою жизнь столько слышит и читает о ней, что наша земля уже давно должна была действительно стать планетой любви. Но, увы, несмотря на это, мы живем в мире, который, по словам Иоанна Богослова, «лежит во зле» (I Иоанн 5. 19). И причина здесь, пожалуй, в том, что мирские представления о любви чаще всего довольно ущербны, неполноценны.

Впрочем, нельзя сказать, что люди, оторванные от какого бы-то ни было религиозного опыта, вовсе неспособны любить. Если человек живет не для себя, сгорает без остатка, не жалеет для других ничего, даже жизнь свою способен отдать, спасая других, такой человек, конечно же, знает, что такое любовь не на словах, а на деле. Но все же важно понять, что, говоря о любви, в христианском ее понимании, речь идет о гораздо более глубоком и священном явлении, чем даже жертвенность.

Для христиан любовь к Богу и любовь к ближнему – это итог, конечный результат и цель заповедей, содержание и смысл всей жизни, побудительная причина любого действия, и, если это не так, то это свидетельствует лишь о том, что мы – плохие христиане. Святой апостол Иоанн Богослов, младший из 12 апостолов, которого Церковь называет «апостолом любви» в своем 1-м окружном Послании пишет: «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь». Далее апостол раскрывает любовь Божию к людям в крестной жертве Христовой, и в связи с этим продолжает: «Возлюбленные, если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел: если мы любим друг друга, то и Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас» (1 Ин. 4.8,11,12).

Иными словами, в любви к ближнему мы являемся как бы перепроводниками любви Божией, становимся одновременно причастными Божественной любви и Его присутствию в этом мире. А такое осознание и исполнение Любви является предметом нашей Веры…

Вера

Что ж, даже поверхностного взгляда на современную действительность достаточно, чтобы увидеть, как человек постепенно теряет связь с ближними, с Богом и замыкается в себе. В связи с этим, само существование теряет смысл, общество (социум) абсурдируется и давит этим социальным абсурдом на человека. Это давление неизбежно порождает болезнь – и в результате даже религиозная жизнь часто становится болезненной по своему содержанию. Можно сказать, что весь мир сегодня поражает социальный и метафизический порок, при котором самые важные ценности – Вера, Надежда, Любовь – становятся непонятными и, к сожалению, совершенно ненужными.

Но эти добродетели не могут прекратить своего существования в этом мире, т.к. они имеют корни неземного происхождения. Именно в этих добродетелях может найти и будет находить исцеление человек и человечество. И это – не наивный оптимизм, а один из плодов нашей ВЕРЫ.

Протоиерей Александр Немчинов
Православие в Украине

  • Темы
  • Комментарии (0)
  • Оставить комментарий